Христианская проза
Христианская поэзия
Путевые заметки, очерки
Публицистика, разное
Поиск
Христианская поэзия
Христианская проза
Веб - строительство
Графика и дизайн
Музыка
Иконопись
Живопись
Переводы
Фотография
Мой путь к Богу
Обзоры авторов
Поиск автора
Поэзия (классика)
Конкурсы
Литература
Живопись
Киноискусство
Статьи пользователей
Православие
Компьютеры и техника
Загадочное и тайны
Юмор
Интересное и полезное
Искусство и религия
Поиск
Галерея живописи
Иконопись
Живопись
Фотография
Православный телеканал 'Союз'
Максим Трошин. Песни.
Светлана Копылова. Песни.
Евгения Смольянинова. Песни.
Иеромонах РОМАН. Песни.
Жанна Бичевская. Песни.
Ирина Скорик. Песни.
Православные мужские хоры
Татьяна Петрова. Песни.
Олег Погудин. Песни.
Ансамбль "Сыновья России". Песни.
Игорь Тальков. Песни.
Андрей Байкалец. Песни.
О докторе Лизе
Интернет
Нужды
Предложения
Работа
О Причале
Вопросы психологу
Христианcкое творчество
Все о системе NetCat
Обсуждение статей и программ
Последние сообщения
Полезные программы
Забавные программки
Поиск файла
О проекте
Рассылки и баннеры
Вопросы и ответы
 
 Домой  Христианское творчество / Телегина Наталия Владимировна / Голос тихий Войти на сайт / Регистрация  Карта сайта     Language христианские стихи поэзия проза графикаПо-русскихристианские стихи поэзия проза графика христианские стихи поэзия проза графикаПо-английскихристианские стихи поэзия проза графика
христианские стихи поэзия проза графика
христианские стихи поэзия проза графика
Дом сохранения истории Инрог


Интересно:
Рекомендуем посетить:

 


Голос тихий

Всем, прослужившим в лютую годину,
и памяти настоятеля храма
«Нечаянная радость»
протоиерея Михаила Перегудова
посвящается эта книга



Ушел из жизни человек,
Борец со злом, ревнитель правды,
За свой короткий, трудный век
Небесной жаждал он награды.

Подняв свой Крест, пронес смиренно
Его сквозь бурю темных дней,
Над ним смеялись откровенно,
А он молился лишь сильней.

Он всех любил, за всех молился,
И храм народу возвратил,
Но этим он не возгордился,
Творца за все благодарил.

Он был забыт своим владыкой,
Но духом все же не упал,
Своей душою чистой, пылкой
На волю Божью уповал.

И вот стоит среди болота
Как чудо, белый храм святой,
Через раскрытые ворота
Сюда идет народ простой.

Душе людской «Нечаянная радость»,
Когда она, уставшая от бед,
Здесь оживала, получая «сладость»,
И батюшки любимого совет.

Ушел отец и пастырь добрый,
Ушел, чтоб там молить о нас,
Чтоб принял нас мир лучший, Горний,
Когда придет последний час.


П Р О С Ь Б А

Мои детские годы прошли в маленькой, заброшенной глухой деревушке, среди бескрайних лугов, полей, дремучих, непроходимых лесов.
Семья у нас была большая, но зимой, когда родители уезжали в город на работу, в доме оставались только маленькие дети и старенькая бабушка.
Бабушка была хорошей рассказчицей. Она знала очень много сказок, историй, рассказов.
Долгими зимними вечерами, слушая, как за окном поет метель, мы садились на теплые циновки возле пылающего камина и с упоением слушали бабушкины рассказы.
Но особенно нравились нам истории из жизни местного священника, отца Александра.
Несколько таких историй я и хочу вам поведать.
Семья у отца Александра была большая: восемь человек детей. Первой родилась дочь Мария, через год – Ксения. После рождения третьей дочери, которую назвали Полиной, отец Александр немного приуныл. Очень ему хотелось иметь сына.
Когда матушка Леонидия ожидала появления четвертого малыша, в ночь перед родами снится ей сон. Будто сидит у них в комнате ее умершая мать, и что-то перебирает, теребит в руках. Посидела немного, затем встала и, подойдя к матушке, передала ей восемь платочков: три розовых и пять голубеньких. Посмотрела на дочь ласково и, не сказав ни слова, исчезла.
И стали с той ночи рождаться у батюшки сыновья: Александр, Владимир, Николай, Борис и Глеб. Последние мальчики были близнецами.
Дети росли послушными и трудолюбивыми. Девочки во всем помогали матери, ухаживали за малышами, учились рукодельничать и печь пироги. Мир и любовь царили в этом доме.
Отец Александр очень любил лес. В трудные минуты жизни, когда тоска и отчаянье овладевали его сердцем, он, сдав свои дела, уходил в леса.
Было у него свое заповедное место, куда не знала дороги даже матушка. Это была большая лесная поляна. Там, в тишине и одиночестве жил лесник.
В молодости, потеряв красавицу - жену, он ушел от людей далеко в леса и, построив там дом, стал жить. Барин, хозяин этого леса, видя порядок и ухоженность своего хозяйства, сделал Егора лесником, положив хорошее жалование.
Отец Александр познакомился с ним еще в детстве, когда убегал из дома в лес после побоев пьяного отца.
Егор очень любил детей и поэтому жалел и баловал маленького Сашу.
Он научил мальчика любить и понимать природу, раскрыл ему тайны целебных трав. Тогда же Егор взял с него слово никому не открывать заповедной тропы к поляне.
Прошли года. Саша вырос, стал священником, мужем, отцом. Но, по-прежнему, вступая на заветную тропу, он превращался в маленького мальчика.
Егор встречал его с распростертыми объятиями и со слезами радости на глазах.
Долгими вечерами они, сидя у костра, читали Библию и вели жаркие споры на духовные темы.
Однажды зашла речь об искренности молитвы, и о скором исполнении.
- Вот, скажи мне, Александр, если человек искренне просит о том, что практически не осуществимо. Есть ли надежда на чудо?
- Во-первых, надежда есть всегда, а во-вторых, о чем таком невыполнимом ты просишь?
- Егор немного помолчал, а затем тихо сказал:
- Не знаю, поймешь ли меня?
- Постараюсь.
- Знаешь, как я молюсь: «Ты пошли мне, Господи, в утешенье дочь, чтобы светом радости озарилась ночь»
- Да ты поэт, друг мой!?
- Нет, просто как-то само сложилось. Однако, что ты мне на это ответишь? Так ли уж безумна моя просьба?
- Нет, это естественно, что ты хочешь иметь дочку. Она бы была тебе опорой и утешением в старости.
- Значит, я могу надеяться?
- Пути Господни неисповедимы. Рано или поздно, но твоя молитва будет услышана. Всему свое время.
Прошло два месяца. Егор очень изменился. С того вечера он не пропускал в храме ни одной службы, постился и причащался каждое воскресенье.
Неожиданно в один из воскресных дней он не пришел в храм. Отец Александр сердцем почувствовал, что что-то случилось.
На следующий день вечером старшая дочь Мария прибежала в храм и взволнованно зашептала:
- Папа, дядя Егор просил передать тебе записку и деньги.
- Где ты его видела?
- Я за ягодами ходила, а он подошел ко мне. Знаешь, папа, он так горько плакал, словно у него какое горе случилось.
- Хорошо, дочка, иди, гуляй. Спасибо, что забежала.
Мария ушла, а отец Александр сел на скамеечку и стал читать.
«Саша, милый, мне нужна твоя помощь. Приди ко мне сегодня и захвати с собой все, что нужно для погребения и отпевания».
«Вот так номер!» - подумал отец Александр.
В глубоком раздумье дошел он до дома. К его удивлению на руках у матушки отец Александр увидел новорожденную девочку.
- Опять подкинули?
- Нет, отче, это дочь Егора. Ты лучше поешь и иди к нему, там женщину отпеть надо.
Впервые за свою жизнь отец Александр шел по заветной тропе с неспокойным сердцем. Выйдя на поляну, он остановился: на самой ее середине был сооружен помост, на котором стоял гроб. В нем, утопая в море цветов, лежала молодая, красивая женщина, почти девочка. Она была в белом платье, на головке – беленький шелковый платочек.
Егор стоял перед помостом на коленях и тихо, почти беззвучно плакал.
Отец Александр молча подошел к нему и поднял с колен.
- Как ее зовут?
- Аннушка.
- Не венчанная?
- Нет. Дитя совсем, ей ведь и семнадцати не было. Ты ведь отпоешь ее?
- Конечно. Но кто она?
- Не знаю. Мне и поговорить то с ней толком не удалось. Роды тяжелые были. Не выдержала. Только и успела поцеловать дочку. Так и умерла на устах с молитвой.
Отец Александр облачился в священническое одеяние и начал отпевать.
После погребения молча посидели за столом, и выпили за упокой души новопреставленной Анны.
Когда на улице начало смеркаться, отец Александр тронул Егора за плечо:
- Пойдем к нам. Переночуешь, а завтра после службы окрестим твою девочку.
- Пойдем.
На следующий день, при стечении большого количества любопытствующих прихожан и молодой барыни, пожелавшей стать крестной матерью, отец Александр крестил девочку и дал ей имя Анастасия.
После этого он подошел к Егору и тихо сказал:
«И осталась Настенька
В доме лесника,
Так была услышана
просьба старика»


Л е о н и д и я

Лето. Теплый приятный ветерок тихо играл с деревьями. Вокруг была тишина, и только пение соловья, да журчание пробегающего в траве ручейка, нарушали ее.
По дороге, ведущей из города, шел молодой человек в длинной белой рубахе, перепоясанной красивым вышитым поясом. Длинные, немного вьющиеся темно-каштановые волосы, аккуратная бородка, выдавали в нем человека духовного звания. Он шел босиком, широким монашеским шагом, с перекинутой через плечо холщовой сумкой.
Александр был встревожен и озадачен. Накануне вечером у него состоялся разговор с ректором духовной семинарии, из которого следовало, что ему надлежит отправиться на лето в свое родовое поместье и за это время найти себе спутницу жизни.
«Ему легко говорить, - думал Александр, идя по дороге. – Он еще в юности нашел себе подругу и благополучно на ней женился. А как я смогу это сделать? Отцы в нашем селе держат своих дочерей за большим забором. Поди, угадай, какая из них честная, да работящая…»
И тут поток его мыслей был внезапно прерван криком о помощи. Александр огляделся по сторонам, и увидел невдалеке от себя озеро. Почти на самой его середине мелькали руки и девичья головка. Не раздумывая ни секунды, Александр бросился на помощь. К тому моменту, когда он подбежал к озеру, девушка полностью ушла под воду, и на ее месте остались только круги.
Постоянно повторяя про себя: «Господи, помоги!», юноша бросился на помощь. Александр был прекрасным пловцом, но озеро было очень глубокое. Лишь с седьмой попытки юноше удалось освободить девушку. Первая помощь, оказанная Александром, не дала никаких результатов. Девушка долго пробыла в воде, и, казалось, душа покинула ее тело.
Александр пригляделся к ней. Девушка не была красавицей, однако было в ней что-то такое, что заставило сердце юноши затрепетать. Его охватило неведомое доселе чувство и он, встав на колени, взмолился:
- Господи, услышь меня, грешного. Ты милостив, и на все святая воля Твоя. Прошу, не забирай эту девушка, продли ее жизнь, пусть она станет моей женой!
Неожиданным образом просьба его была услышана. Девушка вздохнула и закашлялась. Александр помог ей перевернуться на бок.
Спустя некоторое время, когда девушка немного оправилась от пережитого, она посмотрела на своего спасителя.
- Вы спасли мне жизнь, храбрый юноша. Как Вас зовут?
- Александр. А как зовут Вас?
- Леонидия.
- Какое необычное и красивое имя!
- Спасибо. Это отец дал мне это имя. Он хотел, чтобы родился мальчик, хотел назвать Леонидом, а родилась я. Но отец не захотел ничего менять, и крестил Леонидией.
- Как Вы себя чувствуете?
- Спасибо, уже лучше. Вы монах?
- Нет, семинарист. Заканчиваю осенью духовную семинарию, а сейчас держу путь в родовое поместье.
Леонидия немного помолчала, словно пытаясь, что-то вспомнить, а затем спросила:
- Скажите, мать настоятельница не ваша тетя?
- Да, она сестра моей мамы. А вы ее знаете?
- Конечно, последние три года я нахожусь при монастыре послушницей. Отец и братья прячут меня от людских глаз, чтобы выдать замуж за богатого генерала. Семья очень нуждается в деньгах. А я мечтаю не о балах и нарядах, а о большом и светлом доме, о саде, о детях, которых будет не меньше пяти.
Александр слушал девушку, и душа его пела и радовалась. « Вот та девушка, которую я видел в своих снах, о которой мечтал!»
Неожиданно Леонидия обернулась назад и вскрикнула. Александр посмотрел в ту сторону, куда испуганно показывала девушка, и увидел на дороге трех всадников.
- Это мой отец и братья. Они убьют тебя!
- За Ваше спасение? Не бойтесь, Леонидия, Господь защитит нас! – сказал Александр, нежно взяв за руку девушку.
Вид всадников был грозен и внушителен. Увидев Александра рядом с дочерью, отец пришел в ярость.
- Что здесь происходит?
- Этот юноша спас мне жизнь. Моя лодка перевернулась на самой середине реки, а плавать я не умею.
Отец немного смягчился.
- Хорошо, поезжай с братьями, а мы с молодым человеком немного посудачим.
Братья с Леонидией уехали, оставив отцу одну лошадь, которую тот и предложил Александру.
- Умеешь ездить верхом?
- Конечно.
- Тогда поговорим по дороге.
Некоторое время они ехали молча. Петр Петрович внимательно разглядывал юношу.
- Так, говоришь, девку мою никогда раньше не видел?
- Нет, не видел.
- Однако, смотрел на нее, словно влюбленный?!
- Разве нельзя полюбить с первого раза?
- Нет, отчего нельзя? Очень даже можно. Да только не по зубам она
тебе.
- А генералу «по зубам»?
- Конечно. Он за нее 500 рублей золотом дает. Как куклу одевать будет, на балы возить, золотом да серебром осыплет. А ты что можешь дать ей? Ты же нищий. Знавал я твоего отца, все наследство свое пропил.
- Я дам ей любовь, ласку, заботу…
- А, чушь все это, любовь ваша. Ее на хлеб не намажешь. Вот что, коль любишь мою дочь, то привези мне через три дня тысячу рублей золотом. Ну, а нет – пеняй на себя.
Дальнейший путь они ехали молча. Доехав до храма, Александр слез с коня, пригладил ему гриву, и подал уздечку Петру Петровичу.
- Я выполню Ваше условие.
- Тогда до встречи через три дня. Мы живем в пяти километрах отсюда. Там в селе нас каждый знает.
Петр Петрович пришпорил коня и уехал.
Александр вошел под благодатные своды храма. Здесь было прохладно. Стараясь вступать как можно тише, юноша подошел к алтарю и, встав на колени, начал молиться вслух.
- Господи, прости меня, грешного. Сегодня утром Ты явил мне чудо, послав девушку, лучше которой нет на всем белом свете. Я дал тебе слово, что женюсь на ней, но ее отец требует за нее выкуп. Таких денег у меня никогда не было. Не оставь, Господи, и сейчас раба Твоего. Вразуми меня. Что делать? Как поступить?
И тут у себя за спиной он услышал голос:
- И сколько он просит за нее, сын мой.
Александр вздрогнул и оглянулся. В самом темном углу, на скамеечке сидел настоятель храма, отец Олег.
- Батюшка, простите меня, я не заметил Вас.
- Ничего страшного. Зато теперь я знаю твою тайну. Так сколько хочет за Леонидию этот пройдоха?
- Тысячу рублей золотом. Но как Вы догадались, о ком идет речь?
- Я слышал и узнал его голос, когда вы разговаривали у ворот. Леонидия моя духовная дочь, я сам воспитал ее, и одобряю твой выбор. Эта девушка будет настоящей матушкой. Жадность ее отца не знает предела.
Иди домой, Саша, обними мать, да передай от меня низкий поклон. И ни о чем не беспокойся, Господь все устроит. Иди с Богом!
Отец Олег, благословив Александра, отпустил его.
Прошло два дня. Александр не находил себе места. Утром третьего дня неожиданно приехал отец Олег. Анна Васильевна и Александр вышли ему навстречу. Лица отца Олега озаряла счастливая улыбка.
- У меня замечательные новости! – сказал он возбужденно, поднимаясь на крыльцо дома.
- Чайком старика не побалуете?
- Проходите, батюшка, что Вы, как не побаловать!? Милости
просим!
В доме все засуетились, забегали, начали накрывать на стол.
Отец Олег степенно подошел к столу, положил на него серебряный поднос и поднял руку:
- Минуточку внимания! Сейчас произойдет чудо!
Все замерли. Батюшка достал из кармана два больших, туго набитых мешочка, и высыпал их содержимое на поднос.
На подносе, сверкая и переливаясь на солнце, лежали золотые монеты.
- Тут их ровно одна тысяча!
Все молчали, завороженные зрелищем. Первым опомнился Александр.
- Батюшка, что это? Откуда такое богатство?
- Всем миром собирали тебе выкуп. По всей округе проехали мы с Михаилом, звонарем моим, рассказывая о том, что с тобой приключилось. И ни в одном доме нам не отказали. Давали, кто сколько мог. Бедные – копеечки, богатые – рубли. Вот так и собрали.
Выслушай меня, Александр. Я смертельно болен. Мой земной путь уже подходит к концу, поэтому вчера я связался с ректором семинарии и убедил его отдать тебе мой приход. Пока у меня есть время, я научу тебя всему, что тебе нужно знать. Люди знают и любят тебя, с радость, признавая своим будущим духовным пастырем.
Анна Васильевна и все присутствующие тихонько плакали.
На следующий день, в окружении огромного числа людей, Александр передал деньги Петру Петровичу. Леонидия была спасена. Свадьбу назначили на Покров.
Оставшееся время было для Александра самым тяжелым и самым счастливым.
С утра до позднего вечера он находился в храме или ездил с отцом Олегом, а затем, едва успев перекусить, на крыльях любви мчался к Леонидии. Лишь к рассвету Александр возвращался домой. На сон оставалось два часа.
14 октября, в светлый праздник Покрова Пресвятой Богородицы, Александр и Леонидия обвенчались. Свадьбу играли целую неделю. Много было на ней не только простого люда, но и богатых, знатных господ. Приглашены были на свадьбу и скоморохи, и гудочники, и ложечники. И не было ни одного дома, где бы в эту неделю не поднимали чарку за здоровье молодых.
4 декабря, в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы, отец Олег сподобился христианской кончины. Он умер тихо, на руках Александра и Леонидии.




П ОД А Р О К

Это был один из редких зимних вечеров, когда отец Александр сидел в мягком кресле-качалке, наслаждаясь тишиной и покоем. Он смотрел на ярко пылающий камин, слушал мирное потрескивание поленьев и думал.
Ему так редко выпадали минуты одиночества! Храм и семья отнимали у него почти все свободное время.
Отец Александр считал счастливым тот день, когда ему удавалось поспать между службами и требами хотя бы один час.
Сегодня был Рождественский вечер. Матушка, забрав детей, на несколько дней уехала к маме.
Накануне отъезда, обеспокоенная, что оставляет батюшку одного, спросила:
- Отец, ты уверен, что я поступаю правильно? Может лучше отменить поездку?
- Ни в коем случае! Ты делаешь все правильно. А за меня не беспокойся, все будет в порядке. Лучшего подарка, чем неделя покоя, я не мог и представить.
На том и порешили. В непредвиденных случаях отец Александр обещал послать известие с расторопным мальчишкой.
За окнами пела метель. Она залетала в трубы домов, и тогда оттуда доносился звук, похожий на далекое завывание или жалобные стоны голодных, замерзающих волков. Иногда метель меняла свою тактику и начинала стучаться в окна.
В такие минуты отец Александр сладко потягивался в удобном кресле и думал:
«Как хорошо, Господи! Как мало нам надо в этой жизни для счастья: тепло очага, глоток чистой воды, кусок хлеба, улыбка ребенка. За окнами трещит мороз, поет метель, а здесь, в доме, созданном любовью и руками матушки, тепло и счастливо…»
Неожиданно до него дошел звук, который вывел его из философского состояния. Отец Александр насторожился. Сквозь вой метели он ясно услышал плач грудного ребенка.
«Может быть, показалось?» - надеялся он, медленно выбираясь из кресла.
Нет, где-то, совсем рядом, плакал ребенок. Теперь, когда сомнений не оставалось, отец Александр быстро накинул полушубок, засунул ноги в валенки и вышел на крыльцо.
В первую секунду тьма и налетевшая метель ослепили его. Ребенок больше не плакал, но батюшка на верхней ступеньке крыльца ясно различил темный шевелящийся сверток.
«Вот так подарок!» - подумал отец Александр, беря ребенка на руки.
Осторожно положив сверток на постель, развернул пеленки.
Там была новорожденная девочка редкой, необыкновенной красоты:
смуглолицая, густые, черные, как смоль, волосы доходили до шейки и вились крупными локонами. А на самой середине лба была родинка.
- Да ты просто сказка! – не смог скрыть своего восхищения отец Александр.
- Однако, что мне с тобой делать? Сначала, надо тебя одеть.
Быстро отыскав у матушки все необходимое, он одел и спеленал девочку.
Девочка начала плакать. Батюшка задумался: «Где среди ночи найти кормилицу? Коза! Пойду, попробую подоить, может, что и выйдет».
К его огромному удивлению и радости, ему удалось. В благодарность за это, отец Александр угостил козу лакомством и подложил свежей подстилки.
Перелив молоко в бутылочку с соской, он взял девочку на руки, поудобнее устроился в кресле и начал кормить.
Под заунывную песню метели, мирное потрескивание поленьев в камине и прижав к себе маленькое существо, отец Александр забылся сладким и безмятежным сном.
Так, сидя в кресле и с девочкой на руках и застала его рано утром матушка.
Даже одного дня не смогла прожить она без мужа. Оставив детей своей маме, матушка вернулась домой. Увидев девочку, она очень удивилась, но, не решившись будить мужа, тихо села на цыновки у камина, и стала смотреть на отца Александра.
Вскоре девочка зашевелилась, и священник проснулся. Увидев улыбающуюся матушку, спросил:
- Все-таки вернулась?
- Да, и как вижу не зря.
-Ты как всегда права. Вот, подарок мне на Рождество! Правда, хороша?
- Что и говорить! Кормил ее?
- Представляешь, козу подоил! Ночью! Что будем делать с подарком? Где мать искать?
-А что ее искать? Если обдуманно бросила, то она уже и не мать, а если раскается, то дорогу к нам сама найдет. А пока мы и сами малышку выкормим. Сегодня же и окрестим ее. В крестные отцы звонаря Михаила возьмем.
- Назовем то как?
- Варварой. Самое подходящее для нее имя. Да и по святцам подходит.
На том и порешили. В тот же день отец Александр окрестил девочку и дал ей имя Варвара.
Прошло три месяца. Однажды в храме отец Александр случайно заметил среди прихожан незнакомую женщину. Она была плохо одета, на ее лице явно проглядывались следы усталости, голода и пролитых слез.
Батюшка позвал к себе алтарника и велел ему отвести незнакомку в сторожку, накормить, одеть, обуть и попросить остаться до его прихода.
По окончании службы он зашел в сторожку. Женщина немного поспала и теперь выглядела намного лучше. Увидев отца Александра, она упала
перед ним на колени и запричитала:
- Батюшка, спасите меня, только Вы можете мне помочь.
- Встань, дочь моя, спокойно объясни, что у тебя за беда?
Женщина поднялась с колен. Батюшка жестом пригласил ее сесть.
- Как тебя зовут?
- Варварой.
- Я слушаю тебя, Варвара. Чем я могу помочь тебе и от чего спасти?
Женщина немного помолчала, собираясь с духом.
- Три месяца назад, 22 декабря я родила дочь. Родила не от ненавистного мне мужа, а от человека, которого любила всей душой. Той же ночью, желая наказать меня, мой муж отнял у меня девочку и увез в неизвестном направлении. Он вернулся через неделю и сказал, что моя дочь умерла. Но материнское сердце не обманешь. Я ушла из дома на поиски дочери и хожу уже три месяца. А два дня назад ночью мне было видение: стоит передо мной красивая девушка в белоснежном одеянии и говорит: «Встань, Варвара, услышана твоя молитва. Иди в сторону восходящего солнца. В двух днях пути есть храм, где служит отец Александр. Исповедайся ему, и он поможет твоему горю».
Женщина замолчала и впервые за время разговора подняла глаза на священника. Отец Александр долго молчал, задумчиво поглаживая бороду. Варвара, затаив дыхание, ждала ответа. Наконец, батюшка заговорил:
- Я не могу судить тебя, женщина. Скажи мне, была ли у твоей дочери особая примета?
- Да, у нее смуглая кожа и родинка маленькая на лбу.
- Что ж, я действительно могу помочь тебе. Господь явил над твоей дочерью милость. Промыслом Божьим твой муж подкинул ее на порог моего дома. Матушка моя стала ее крестной матерью и решила оставить ее в нашем доме, так как незадолго до этого разрешилась от бремени. Она же и назвала девочку Варварой.
Услышав это, женщина снова упала на колени и плача стала целовать руки священника.
На этот раз отец Александр не стал останавливать ее, давая возможность несчастной вволю наплакаться.
Видя, что она немного успокоилась, батюшка поднял ее с колен и сказал:
- Я верну тебе дочь, но пойми, что за эти три месяца мы очень привязались к ней, и ее судьба нам не безразлична. Если твой муж пытался убить ее, то где гарантия, что он примет ее теперь?
- Что же мне делать?
- Моя тетя – настоятельница женского монастыря. Она может приютить тебя с малышкой до того времени, пока я не придумаю что-нибудь существенное.
- Спасибо Вам!
Отец Александр отвез Варвару с малышкой в женский монастырь, а сам, в ближайший выходной день, переодевшись странником, уехал в ту деревню, где жила Варвара.
Там ему удалось выяснить, что муж Варвары в новогоднюю ночь, напившись в гостях, замерз под собственным забором. Теперь девочке уже ни что не угрожало.
Отец Александр вернулся домой и передал эту новость женщине. Настоятельнице монастыря так понравилась Варвара и ее дочка, что она начала уговаривать ее остаться в монастыре. После недолгих раздумий женщина дала свое согласие.
Отец Александр и матушка очень обрадовались такому решению, так как уже не могли представить свою жизнь без маленькой Вареньки.
Спустя девятнадцать лет богатый молодой человек, будучи по делам в монастыре, увидел у его ворот юную красавицу. Он попросил напиться, и девушка поднесла ему ковш ключевой воды.
- Вы не похожи на монахиню, красавица. Кто Вы? Как Вас зовут?
- Меня зовут Варвара. Я воспитываюсь при монастыре с рождения. Матушка моя, монахиня Сергия, отошла мирно к Богу два года назад. Теперь я на попечении сестер и моей крестной матери.
- А кто у тебя крестная?
- Матушка Леонидия.
- Матушка отца Александра?
- Да.
- Варенька, позволь мне заслать к тебе сватов? Полюбилась ты мне с первого взгляда.
- Как зовут-то тебя?
- Алексей. Год назад умерли один за другим мои родители, оставив мне огромное наследство. Только тоскливо и холодно в моем дворце без доброй хозяюшки и детишек.
- Что ж. Засылай сватов. Коль будет на то Воля Божья, отдам тебе свое сердце.
На том и порешили. Понравился матушке и батюшке тихий и добрый юноша, и дали они молодым свое благословение.
В праздник Покрова Пресвятой Богородицы, под малиновый колокольный звон, отец Александр обвенчал Варвару и Алексея.


О Б М А Н

Отец Александр отсутствовал дома всего неделю, ездил по делам епархии в город. Идя по улице до дома, он вдруг почувствовал, что за время его отсутствия что-то произошло. Завидя еще издалека, люди отдавали ему земной поклон, не переставая при этом о чем-то шушукаться, искоса поглядывая.
Войдя в дом, батюшка удивился еще больше: его не встречала матушка. Она спала на диване, прижимая к себе младшую дочку. Сон был тяжелый и неспокойный.
Отец Александр немного посидел возле матушки, но, так и не решившись разбудить ее, поел один.
Что-то было не так, в их мирной и спокойной жизни… Батюшка чувствовал это.
Написав записку, что он приехал и ушел в храм, отец Александр покинул дом.
«Что здесь происходит?» - думал он, идя по дороге.
Войдя в сторожку, батюшка заметил, что звонарь Михаил прячет от него глаза.
- Михаил, в чем дело? Все в селе ведут себя так, словно я совершил что-то ужасное. Объясни мне, наконец.
Михаил помолчал, собираясь с духом, и сказал:
- Не Вы, а Владимир, брат вашей матушки. В тюрьме он, арестовали его три дня назад.
- Что он натворил?
- Не знаю, право, как и сказать… Дочку хозяйскую изнасиловал. Беременная она от него.
Отец Александр улыбнулся. Он хорошо знал Владимира. Это был здоровый детина, настоящий богатырь, очень любивший покутить и подраться. Рука у него была тяжелая, и бил он всегда сгоряча, не разбирая чинов и званий. Батюшка пытался вразумить его, часто беседуя с ним, когда тот приходил к матушке «зализывать раны» после очередной попойки. Не смотря на все его недостатки, Владимир был богобоязненным, глубоко верующим человеком. Последнюю неделю каждого месяца он посвящал Богу. В эти дни Владимир ходил трезвый, чисто одетый, аккуратно постился и читал молитвы. В последний день месяца он приходил в храм за несколько часов до начала службы, зажигал перед образами лампады и свечи и, коленопреклоненно молился со слезами на глазах, прося о помощи и прощении.
Отстояв службу и причастившись, Владимир уединялся в своей комнате и до следующего утра его никто не видел.
Ему было уже далеко за тридцать, но он оставался неженатым.
Однажды Владимир поведал батюшке о том, что в детстве Господь попустил ему заболеть смертельной болезнью.
В последнюю ночь, чувствуя, что смерть уже стоит у его изголовья, он, собрав последние свои силы, обратил взор свой к Богоматери и прошептал:
- Матерь Божья, Заступница наша, спаси меня. Я даю тебе слово, что если я останусь жить, то до конца дней своих останусь верным Тебе.
Наконец, силы покинули его, и Владимир провалился в темноту. Проснулся он оттого, что над ним склонились заплаканная мама и доктор. Мать улыбалась сквозь слезы, а доктор удивленно качал головой:
- Не понимаю, госпожа. Ваш сын абсолютно здоров, от болезни нет и следа.
Владимир поправился и с тех пор не забывал о том, Кому он обязан своей жизнью, и о своем обещании.
Поэтому столь нелепая мысль о изнасиловании вызвала невольную улыбку у отца Александра.
- Батюшка, Вы улыбаетесь?
- Конечно. Ты не знаешь о Владимире то, что знаю о нем я. Да и Марина тоже не стала бы говорить такого, зная его получше.
- Слава Богу, батюшка! Честное слово, камень с души упал.
- Вот что, давай, сделаем так: ты иди сейчас к хозяину и попроси его придти ко мне в храм с Мариной, часам к восьми вечера. Скажи, что я хочу поговорить с ними. А от них ступай к матушке. Передай ей, что Владимир сегодня же вечером будет дома. И если тебе не трудно, то побудь с ней, пока я не вернусь.
Рожать ей не сегодня-завтра, беспокоюсь я за нее.
- Все сделаю, как надо, не беспокойтесь, батюшка.
Отец Александр приехал в городскую тюрьму, когда часы на башне пробили полдень.
Городской голова, завидев священника в окно, встретил его на пороге.
- Какими судьбами, батюшка? Что привело Вас в наши края?
- Здравствуйте, Прохор Степанович. Дело у меня к Вам очень спешное и серьезное.
- Проходите к столу, сейчас чайку отведаем с медком липовым. За чаем и поговорим.
Отец Александр прошел в горницу, помолился на иконы и сел к накрытому столу. Прохор Степанович убежал распорядиться насчет самовара, оставив священника в комнате одного.
Разговор возобновился, когда на столе появился дымящийся самовар.
- Догадываюсь, милейший батюшка, какое у Вас ко мне дело: за родственника хлопотать пришли?
- За него, Прохор Степанович. Неужели Вы верите тому, что о нем говорят?
- Мое дело маленькое: заявление есть, надо разобраться.
- Вот именно, разобраться! А сам то он что говорит?
- Только глаза от удивления таращит, от всего отпихивается. Не было, говорит, такого.
- Вот и я так же думаю. Не мог он совершить этого, я его хорошо знаю
- Да я и сам не уверен в его виновности. А доказать-то как?
- Отдайте мне его на поруки, а через неделю либо барин заявление заберет, либо я приведу Вам виновника. Не могу я без него домой воротиться: матушка у меня родить должна со дня на день.
- Хорошо, будь по Вашему, но сроку даю только неделю. Эй, Кузьмич, приведи арестованного из третьей камеры!
Меньше чем через полчаса отец Александр ехал на крестьянской телеге в компании кур, гусей и Владимира.
- О чем думаешь? – спросил батюшка, когда они отъехали довольно далеко от города.
Владимир тяжело вздохнул:
- Ты тоже веришь в это, батюшка? Только честно, по совести!
- Нет, не верю, и мне придется теперь доказать твою невиновность за одну неделю. Почему Марина указала на тебя? Как ты думаешь?
Владимир опять вздохнул:
- Догадываюсь. Репутация у меня не из лучших. К тому же я два месяца назад был в хозяйском саду несколько раз.
- Что ты там делал?
- Подрабатывал у барина садовником. Матушка больна, денег на лечение очень много надо, вот и подрядился.
- Ты кого-нибудь видел еще в саду или в доме?
Владимир задумался.
- Слушай, отче, а я ,кажется, знаю кто отец ребенка! Как-то раз барин попросил меня придти к нему еще до рассвета, чтобы я для барыни розовый букет составил. Очень ему хотелось, чтобы барыня проснулась и увидела на столе свежие розы.
Я так и сделал. Пришел не свет- ни заря, стал розы в букет составлять. Вдруг слышу, что в беседке ивовой шуршит что-то. Испугался маленько, мало ли что! Пробрался незаметно и вдруг вижу, как Марина с пономарем твоим Василием обнимается. Стыдно мне стало подсматривать, я и ушел потихоньку.
- Интересная получается ситуация: Василий красив собой, умен, хороший голос имеет. Похоже, ты прав. Надо мне поговорить с ним.
- Батюшка, никак случилось что-то… - вдруг проговорил управлявший лошадьми крестьянин.
Действительно, навстречу повозке со всех ног бежал Михаил. Он возбужденно размахивал руками и что-то кричал.
- Что случилось, Михаил?
- Батюшка, у вас девочка родилась! – почти выкрикнул от восторга звонарь.
- Как матушка? С ней все в порядке?
- И с ней, и с малышкой все в порядке, все здоровы. Мне пришлось принимать роды. Все случилось так быстро, что я даже испугаться
не успел. Малышка просто чудо. Матушка назвала ее Полиной, в честь моей мамы.
- Спасибо тебе, Михаил, по гроб жизни тебе обязан. Ты Полину принял, тебе и крестным быть.
- Почту за честь, батюшка!
- Ну, Володя, бежим к матушке, а вечером займемся твоей проблемой.
Вечером, за час до назначенной встречи с барином, отец Александр зашел к Василию, решив вынудить его на откровенный разговор.
Василий, казалось, ждал появления батюшки. Он встретил его на крыльце.
- Благослови, отче!
Благословив Василия, отец Александр присел на ступеньки крыльца.
- Знаю я, батюшка, зачем пришли Вы ко мне. Я и сам к Вам собирался. Не знал я, что Марина на Владимира указала. Испугалась она просто, когда отец о беременности узнал. Если он узнает, что я отец ребенка, то всю семью мою По-миру пустит.
- Почему честно не посватаешься? Зачем грешить было?
- Сватался я, да барин меня взашей, прогнал. «И не думай!» - говорит. Любим мы друг друга с Мариной. Жизни своей без нее не представляю.
- Почему Николай Николаевич отказывает тебе? Он как- то объяснил это?
- Бедные мы, батюшка.
Отец Александр знал, что семья у Василия была большая: двенадцать человек детей. Отец семейства умер год назад от скоротечной чахотки. Василий был самым старшим, и поэтому ему одному после смерти отца приходилось кормить семью.
Несмотря на бедность, дети в этой семье всегда были чистенькие, ухоженные и очень красивые. С самого детства они росли в атмосфере Любви. Придя в храм, дети не бегали, как другие по храму, а смиренно сидели на ступеньках клироса и тихонько подпевали.
Батюшка любил Василия, понимал его нужды и во всем старался ему помочь.
- Хорошо, Василий, я рад, что ты сам во всем признался. Я помогу тебе убедить барина отдать за тебя Марину.
- Батюшка, Вы не шутите? Вы готовы сделать это ради меня?
- Не только ради тебя. Но ради будущего твоего будущего ребенка и всей твоей семьи.
Попрощавшись с Василием, отец Александр быстрым шагом направился к барской усадьбе.
Было уже далеко за полночь, когда уставший, но счастливый батюшка вернулся домой. Матушка и Владимир с нетерпением ожидали его.
- Что случилось, отец?
- А то, что через три дня пройдет по селу широкая свадьба. Барин дал согласие на брак своей дочери с Василием.
- Слава Богу! – облегченно вздохнула матушка.
Через семь месяцев, в назначенный срок, в семье Марины и Василия родился первенец, которого назвали Александром.







ПЕРЕПОЛОХ

Леса в нашем краю простираются на многие мили. Куда не кинь взгляд, повсюду бескрайние поля и синее море лесов.
Мария, старшая дочь отца Александра, очень любила лес. Сделав домашнюю работу и собрав компанию соседских девочек, до вечера пропадала в лесном царстве.
Девочкам строго-настрого было приказано ни под каким предлогом не ходить в так называемый Большой лес, место дремучее и опасное даже для взрослых.
Но отец Александр слишком хорошо знал свою дочь. В ней жил дух противоречия. Она все хотела проверить сама, убедиться, что надо делать иначе.
Следовательно, рано или поздно, но Мария ослушается матушки и уведет своих друзей в Большой лес. И если не принять меры предосторожности, то может случиться непоправимое.
Однажды вечером, перед тем как идти спать, Маша зашла в кабинет отца, чтобы поцеловать его на ночь. Батюшка решил поговорить с ней.
- Послушай, дочка, в жизни случается всякое и когда-нибудь тебе понадобиться мой совет. Если, например, ты заблудилась в лесу, никогда не паникуй, постарайся успокоиться и прочитать молитву: «Богородица Дева, радуйся, Благодатная Марие, Господь с Тобою. Благословенна Ты в женах, и благословен Плод чрева Твоего, яко Спаса родила, еси душ наших».
После этого постой и иди туда, куда лежит твоя душа. Богородица Сама укажет тебе путь.
Если же ты встретишь волка или другого зверя, встань на колени и читай молитву до тех пор, пока не минует опасность. Ты поняла меня, Машенька?
- Да, папочка, поняла. Я все сделаю, как ты сказал.
- Хорошо. А теперь иди спать, с Богом!
Отец Александр, благословив дочь, отпустил ее.
Прошел месяц.
Однажды, отправив Марию с соседскими девочками в лес за ягодами, через три часа матушка почувствовала себя очень плохо. Так бывало всякий раз, когда ее детям угрожала опасность.
В подтверждение ее опасений в ту же минуту вбежала заплаканная и насмерть перепуганная соседка.
- Матушка, соседские мальчишки сказали мне, что наши девочки пошли в Большой лес.
Матушка, схватившись рукой за сердце, медленно опустилась на колени:
- Пресвятая Дева, не допусти…
- Матушка, что же делать то теперь? Мужики все на покосе, дома никого нет.
- В храм надо идти, к батюшке, он знает что делать. Беги к соседям,
собери всех и приведи в храм. Полина, присмотри за детьми!
- Хорошо, мама!
Через час храм наполнился испуганными голосами и плачем семерых женщин.
Отец Александр поднял руку и, словно, по мановению волшебной палочки, наступила тишина.
- Женщины, дорогие, я понимаю ваше состояние, но мы находимся в Божьем Доме и вести себя должны немного сдержаннее.
- Батюшка, что делать то теперь?
- Вы доверяете мне?
- Да, батюшка…
- Тогда почему вы не доверяете Божьей Матери и Спасителю? Слезами и криками мы не вернем девочек, а вот наша искренняя сердечная молитва может вершить чудеса. Доверьте жизни своих дочерей заботливым рукам Богородицы и все вместе помолимся Ей.
Все как-то сразу успокоились и, взяв в руки зажженные свечи, встали на колени и начали молиться.
Отец Александр стоял перед закрытым алтарем и горячо молился вместе со всеми.
А в это время…
Девочки бежали по лесу, играли в салочки, срывали на ходу ягоды и цветы. Лес был такой красивый, прохладный, так много здесь грибов и ягод, как звонко поют птицы!
Восторг и чувство свободы опьянили девочек. Дети бежали все дальше и дальше, пока в лесу вдруг не стало совсем темно.
Девочки в ужасе остановились и огляделись. Вокруг был лес. Кроны деревьев были так высоки и густы, что сквозь них не пробивались даже солнечные лучи.
- Маша, где мы? – заплакали девочки, обращаясь к Марии, как к самой старшей и умной.
Немного помолчав и оглядевшись, Мария сказала:
- Девочки, встаньте все в круг и повторяйте за мной.
Все собрались в круг и начали повторять слова молитвы.
Затем, немного успокоившись, Маша снова огляделась и увидела сквозь листву деревьев вдалеке лучик солнца.
- Девочки, пойдемте туда.
Все покорно пошли за ней. Через некоторое время лес снова стал солнечным и приветливым. Девочки немного приободрились, а когда одна из них нашла упавшую с ее волос ленточку, они поняли, что идут в правильном направлении.
Неожиданно одна из девочек закричала. Все разом оглянулись и увидели в нескольких метрах от себя двух огромных волков: белого и черного.
Увидев девочек, белый волк злобно зарычал.
Мария, дрожа всем телом, едва смогла вспомнить наказ отца, но ответственность за младших подруг взяла верх над страхом. Маша встала на колени и вслух стала молиться. Девочки последовали ее примеру.
Спустя некоторое время белый волк перестал рычать и отбежал на почтительное расстояние от девочек. Черный же волк внезапно подбежал к Марии, осторожно взял зубами подол ее платья и повел за собой.
Маша, словно парализованная его взглядом и необычным поведением, покорно пошла за ним. Девочки, вцепившись в платье Маши и дрожа от страха, шли за ней.
В лесу уже смеркалось, когда вся эта компания, наконец, вышла из чащи на огромную зеленую поляну. Здесь стоял большой дом, причудливо украшенный деревянной резьбой и цветами. Возле него играла девочка лет шести в беленьком платье. Мария сразу узнала в ней свою подругу, внучку лесника Егора, Настеньку.
Настя, увидев Машу и девочек, подбежала к ним. Черная волчица, увидев девочку, радостно завиляла хвостом и залаяла. Настя обрадовано приласкала ее, ответив на приветствие.
- Маша, что вы здесь делаете? Вам нельзя находиться в этом лесу, дедушка очень рассердится! – обеспокоено зашептала Настенька, украдкой оглядываясь на дом.
- Настя, помоги нам, уговори дедушку не сердиться на нас, мы заблудились.
- Хорошо, я попробую, но не обещаю. Это Пальма вас привела?
- Да. Это твоя собака?
- Наша, только она волчица и у нее скоро будут щенки. С ней был белый волк?
- Да. Он так злобно на нас рычал, так было страшно!
- Вы очень рисковали. Если бы не Пальма, он бы разорвал вас.
Настя, поманив за собой волчицу, убежала в дом.
Через минуту она вышла с дедушкой. Вид у него был суровый.
- Это как понимать? Кто разрешил вам без моего дозволения ходить здесь?
Девочки, потупив взор, молчали.
- Ишь, молчат, как партизаны. С вами все ясно: самовольно покинули позиции.
А теперь, герои-партизаны, марш в дом, умываться и живо за стол.
Настя, проводи девочек и собери на стол.
- Да, дедушка!
Девочки радостно закивали головами и побежали в дом.
… Молитва в храме длилась уже несколько часов, но женщины решили не уходить из храма, пока не станет известно что-нибудь о девочках.
Неожиданно одна из женщин подняла голову и увидела, что над ними кружит белая голубка. Немного полетав над молящимися женщинами, она села на плечо отца Александра.
Батюшка посмотрел на голубку и сразу узнал ее. Это была его любимица. К ее лапке розовой ленточкой была привязана записка.
- Батюшка, что там?
Отец Александр развернул записку и прочитал вслух: «Саша, девочки у меня, все в порядке. Приходи через час к заветной тропе, я их туда приведу».
Вздох облегчения и радости пронесся по всему храму. Кто-то начал плакать, кто-то смеялся. Матушка обессилено опустилась на пол и залилась слезами.
Через час девочки вернулись домой, рассказывая о своих приключениях, переживаниях и о поступке Марии.
Маша, увидев отца, виновато опустила глаза. Отец Александр тяжело вздохнул:
- Вижу, дочка, что ты и так уже наказана. Зная тебя, не виню. Но за слезы матушки будешь наказана недельным молчанием: целую неделю ни я, ни мама разговаривать с тобой не будем. Ты все поняла?
- Да, папа, поняла.
- В таком случае отправляйся домой и передай маме, что я скоро приду.
Мария ушла, а батюшка еще долго смотрел ей вслед и думал: « Эх, дочка, как трудно тебе будет в жизни, как трудно, маленькая моя упрямица!»
Грустно улыбнувшись и перекрестив Марию, бодрой и легкой походкой батюшка направился в храм.



Б О Л Е З Н Ь

Отец Александр не спал уже третью ночь. Три дня назад, возвращаясь поздно вечером через замерзшее озеро от умирающего, он провалился в полынью. Единственное, о чем успел подумать в последний момент батюшка, была молитва : «Господи, помоги, не допусти напрасной смерти!»
И просьба о помощи была услышана: из храма, припозднившись, возвращался звонарь Михаил. Его дом стоял на самом берегу озера. Заметив еще издалека, что в проруби кто-то барахтается, он, недолго думая, бросился на помощь.
- Кто там? Кто в проруби?
- Михаил, это я, помоги!
- Батюшка, да как же это вы?
Михаил подполз к полынье и кинул отцу Александру веревку, которую постоянной носил с собой на поясе.
Через пять минут батюшка был вызволен из ледового плена. Пока Михаил с женой Аксиньей приводили отца Александра в порядок, их сын сбегал до матушки Леонидии и сообщил о происшествии.
Матушка прибежала к Михаилу испуганная и едва могла говорить. Увидев ее в таком состоянии, батюшка пожалел, что послал за ней.
- Матушка, ты в своем уме? Бегать в твоем положении… Ничего ведь не случилось, я просто искупался.
- Конечно, мороз в тридцать градусов самое подходящее время для купания, особенно с твоими слабыми легкими.
Со мной же все в порядке, я еще только на третьем месяце.
Матушка беспокоилась не напрасно. На следующий день отец Александр почувствовал себя плохо: ломило тело, голова «налилась свинцом». Ночью начался удушливый кашель, не отпускавший его до самого утра. Ночное купание в реке приносило свои плоды.
Батюшка чувствовал, что силы быстро покидают его. Глядя на морозные узоры окон, он думал: «Смогу ли я одолеть эту болезнь? Суждено ли мне увидеть своего седьмого ребенка? Ах, матушка, неужели оставлю тебя одну? Ну, что ж, коль умирать, так лучше в храме. Пойду хотя бы еще раз отслужу Литургию».
Преодолев сильную тяжесть и боль во всем теле, отец Александр поднялся, оделся и вышел в зал. Увидев его одетым, матушка обессилено опустилась в кресло.
- Отец, что ж ты делаешь?
Отец Александр подошел к матушку, встал перед ней на колени и прошептал:
- Голубка моя, ненаглядная, как мало я говорил с тобой о своей любви! Как сильно я тебя люблю!
Он взял ее руки в свои ладони и, целуя их, продолжал говорить:
- Матушка, чтобы не случилось, ты всегда должна помнить, что в первую очередь ты – мать, а уже потом и жена.
- Батюшка, да ты никак прощаешься со мной? Что это ты?
- Всякое может случиться, а сейчас я иду в храм, чтобы, если суждено, умереть там.
Обещай мне, что выносишь нашего ребенка и воспитаешь всех достойными людьми! Ты только помни всегда, что я рядом с тобой, хотя и незримо.
- Обещаю, Саша!
- Спаси Господи тебя, матушка! – облегченно прошептал батюшка, и, крепко обняв жену, быстрым шагом вышел из дома.
Матушка так и осталась сидеть неподвижно, глядя ему вслед. По щекам ее текли слезы.
В деревне о болезни отца Александра узнали уже на следующий день. Каково же было их удивление, когда на возглас псаломщика: «Благослови, отче!» они услышали голос любимого батюшки.
Отец Александр служил в этот день особенно вдохновенно. Прихожане чувствовали этого, поэтому в храме было особенно тихо. Даже дети спокойно сидели на ступеньках клироса.
Когда служба подходила к концу, батюшка почувствовал, что последние силы оставляют его. Прочитав проповедь, он помолчал и вдруг обратился к собравшимся:
- Люди, добрые, простите меня, если сделал что-то не так. Не вспоминайте меня худым словом!
В следующее мгновение отец Александр провалился в темноту.
Через какое-то время, открыв глаза, увидел, что лежит он на огромном зеленом лугу, покрытом цветами необыкновенной красоты.
Солнце светило ярко, согревая батюшку своими лучами. Отец Александр провел рукой по траве: она была необычайно мягкая и шелковистая.
Батюшка поднялся. Тело было легким, болезни, как и не бывало. Пройдя несколько шагов, отец Александр заметил, что навстречу ему идет молодая, красивая женщина в легком, полупрозрачном белом платье. Удивительным было то, что ее ноги совсем не касались земли. Она словно перила над лугом. Что-то в ее чертах было батюшке до боли знакомо.
И тут он узнал ее, сердце его затрепетало от радости и нежности.
- Мама…!
Отец Александр пошел ей навстречу. Женщина, улыбаясь, подошла к нему, и обняла.
- Сашенька, сыночек мой! Вот мы и свиделись!
- Невероятно, мама, ты здесь, рядом со мной!
- Да, сынок, но только не я, а ты у меня в гостях. Твоя судьба еще не решена, поэтому мне и разрешили повидаться с тобой.
- Судьба? Где мы, мама?
- По другую сторону земной жизни. Этот луг - твоя судьба.
- А прекрасные цветы? Их так много…
- Это искренние молитвы твоих прихожан о тебе, их духовном пастыре.
Взгляни, там вдалеке под лучами солнца сверкает озеро?
- Да, я вижу.
- Это слезы людей, которые они проливают во время молитвы о твоем выздоровлении. Пойдем, Сашенька, я кое-что тебе покажу.
Женщина нежно взяла отца Александра за руку и увлекла за собой.
Пройдя через весь луг, они очутились в чудесном саду. В самой его середине находилось озеро с чистой, почти хрустальной водой. По берегам этого озера росли цветы необыкновенной, диковинной формы и расцветки. На середине озера на огромных белых цветах, похожих на лилии, спали два прелестных младенца.
- Где мы? Куда мы попали?
- Терпение, сын мой, я все тебе объясню.
Этот сад – судьба твоей жены. Озеро – ее слезы о тебе, цветы – молитвы твоих детей. Видишь, какие они разные. Твои дети еще малы и не умеют пока молиться. Они молятся так, как подсказывает им их чистое сердце.
- А младенцы? Кто они?
Женщина ласково улыбнулась, потрепав сына по волосам:
- Это души твоих сыновей, которых матушка вынашивает сейчас у себя под сердцем. Посмотри на них: они спят не спокойно, чувствуя, как встревожена их мать. Лилии, в которых их сейчас покоятся, говорит о том, что в будущем твои сыновья сохранят девство и посвятят свою жизнь монашеству. Не препятствуй, а помогай им в этом.
Женщина замолчал и, вздохнув, сказал:
- Ну, вот сынок, и пришло время нам снова расстаться. Теперь мы увидимся с тобой через сорок девять лет, когда твой земной путь будет закончен. В этот день я приду за тобой.
- Могу я спросить тебя?
- Ты хочешь знать, долго ли с тобой будет твоя матушка? Успокойся. Она переживет тебя ровно на три дня.
А теперь прощай, сын мой, оставайся таким же, какой ты сейчас есть.
В следующее мгновение вспышка яркого света ослепила отца Александра, и все погрузилось во тьму. Но продолжалось это не долго, как ему показалось, минуты две или три. Затем снова стало светло.
Отец Александр открыл глаза. Он был у себя дома, в своей постели. Рядом с ним в кресле тревожным сном спала матушка.
Свет утренней зари мягко освещал ее лицо, отчего она казалась необыкновенно красивой. Батюшка невольно залюбовался ей.
Затем тихо позвал:
- Матушка, радость моя ненаглядная!
Матушка открыла глаза и, увидев улыбающееся лицо батюшки, залилась слезами.
- Что ж ты плачешь, горлинка моя? Радоваться надо, а не плакать.
Отец Александр протянул ей свои руки:
- Иди ко мне, солнышко, усни спокойным сном, пусть сыновья наши насладятся покоем.
- О чем это ты, отче?
- Неужели чувствуешь, что под сердцем то у тебя двое? Я видел их там…, спящих в лилиях.
Матушка погладила свой не по срокам округлившийся живот, и, улыбнувшись, сказала:
- Ты прав, их и вправду двое. Как же мы назовем их?
- Борис и Глеб.
- Будь по- твоему, Саша. Так и назовем.
Я люблю тебя, батюшка, очень люблю!!!
- И я тебя люблю, матушка! Иди же ко мне, горлинка моя!
Матушка легла рядом с ним, вздохнула и впервые за десять дней спокойно и сладко заснула.
Отец Александр еще долго смотрел на ее красные, опухшие от слез и бессонных ночей глаза, а затем тихо сказал:
- Спи, матушка, спи спокойно, голубка моя, и ни о чем не думай. Впереди у нас целая жизнь!





Ольга

В этот вечер отец Александр допоздна задержался в храме. Какая-то гнетущая тревога, предчувствие надвигающейся беды теснило его сердце.
Оставив зажженной лишь одну большую свечу перед образом Владимирской Божьей Матери, отец Александр опустился на колени и начал молиться. Отрешившись от всего земного, он молился горячо и вдохновенно.
Неожиданный скрип входной двери заставил отца Александра оглянуться. В полумраке ночи священник мог разглядеть лишь белое платье.
Кто там?
В ответ он услышал неуверенное шлепанье босых ног по полу. Через мгновение в полосе света показалась маленькая женская фигурка в белом кружевном платье.
Отец Александр узнал ее. Она была его воспитанницей.
Два года назад, будучи по делам Епархии в городе, отец Александр поймал Ольгу за руку, когда та пыталась вытащить из его кармана кошелек с деньгами.
Девушка была готова к самому худшему: крикам, ударам или к разбирательству в полиции. Неожиданно священник отпустил ее руку и ласково спросил:
- Ты голодна?
Это было так не обычно, что Ольга, впервые за свою жизнь почувствовала стыд.
- Да, я не ела со вчерашнего утра.
- Тогда пойдем, я угощу тебя хорошим обедом. Я и сам уже проголодался.
Они зашли в ближайшую харчевню, и отец Александр заказал два обеда.
Пока Ольга с жадностью ела суп и курицу, батюшка незаметно наблюдал за ней.
- Как тебя зовут? – спросил отец Александр, когда с обедом было покончено, и они ждали десерта.
- Все Угольком кличут.
- А твое настоящее имя?
- Не знаю. Мама меня Олей называла. Она умерла, когда я еще совсем маленькой была. Отец продал меня местному королю воров за бочку водки, тогда мне было пять лет. Сначала на паперти стояла, милостыню просила, песни пела. Говорят, хорошо подавали, жалели.
С десяти лет стали обучать ремеслу воров. Вытаскивала кошельки из карманов толстосумов. Пять лет ни разу не попадалась, а вы меня за руку схватили. Почему Вы не ударили меня, или отвели бы в участок, как это делают другие? Вы кормите меня дорогим обедом в то время, когда я пыталась обокрасть вас. Мне не понятно это.
Вы странный человек.
- Я священник. У меня есть дар видеть человеческую душу. В твоих глазах я увидел желание изменить свою жизнь. И в моих силах помочь тебе в
этом.
- Вы говорите серьезно? Чем же Вы можете помочь мне?
- Хочешь поехать со мной в деревню и петь в церковном хоре?
Ольга молчала, но в ее глазах отец Александр увидел слезы и чистую, неподдельную радость.
- Хочу, - наконец, промолвила она, и поцеловала руку священника.
В этот же вечер они покинули город. Отец Александр привез Ольгу к своей крестнице Христине и ее мужу Михаилу. Дом у них был большой и уютный. Пахло свежим хлебом и душистыми травами.
- Гостей принимаешь, хозяюшка? – улыбаясь, сказал отец Александр, пропуская впереди себя Ольгу.
- Мир дому вашему!
- С миром принимаем! Здравствуй, крестный!
- Слышал, Кристинушка, что комнатку сдаешь. Не примешь ли на постой сиротку. В хоре у нас петь будет, денежкой не обижу.
- Не в деньгах дело. Ничего с нее не возьму. Пусть остается.
Так у Ольги началась новая жизнь. Многому пришлось научиться, от многого отвыкать. Кристина и Ольга очень сильно подружились, стали почти сестрами. А через год, постигшее Кристину горе сблизило их еще больше: от тяжелой болезни сердца умер Михаил. Кристина была на втором месяце беременности. Через семь месяцев у нее родилась дочь Мария. Оля стала ее крестной матерью. Казалось, что жизнь начинает входить в обычную колею, но сегодня…
Ольга была бледна и взволнована, ее бил озноб.
- Батюшка, Кристина пропала…
- То есть, как пропала?
- Вчера она поехала к сестре в город, сказала, что пробудет там день-два. А сегодня утром к нам приехала ее сестра и сказала, что Кристина не приезжала. Мужики, которые подвозили ее, сказали, что она решила пройти коротким путем через лес. С тех пор ее никто не видел.
- Все это очень странно. Вот что: иди в сторожку, попроси звонаря Михаила придти ко мне, а я пока здесь все закрою.
Через полчаса все мужское население деревни собралось у храма. Отец Александр в двух словах объяснил ситуацию. Было решено разбиться на группы и прочесать весь лес с факелами и собаками.
Однако ночь не принесла ничего утешительного. Рано утром в дом отца Александра прибежал перепуганный до смерти Егор:
- Саша, не далеко от моего дома к дереву привязана мертвая женщина. Это твоя Кристина.
На похороны пришли люди не только из деревни, где она жила, но и со всей области.
Храм, где отпевали Кристину, не мог вместить всех, кто пришел попрощаться с ней. Дети клали на гроб свои любимые игрушки и сладости. Церковный двор стал на это время живым морем цветов и свечей.
Оля стояла у гроба, словно каменное изваяние. Бледная, ни на что не
реагирующая, она смотрела на Кристину, шепча только одну фразу:
- Я отомщу за тебя!
С кладбища ее унесли уже без сознания. У нее началась нервная горячка.
Отец Александр взял Олю на время болезни к себе в дом. На следующую ночь после похорон матушка Леонидия разрешилась от бремени мальчиками – близнецами. Таким образом, была решена проблема найти кормилицу для Марии.
«Где двое, там и третьему место найдется» - сказала матушка и забрала малышку у няньки.
Оля пришла в себя на шестьдесят второй день от начала болезни. С этого дня она начала медленно поправляться. Мысль о мести не покидала ее, и отец Александр решил серьезно поговорить с Олей.
- Оля, послушай моего совета, оставь ты эту затею. Грех это большой. Ты должна думать не о мести, а о том, что у тебя на руках осталась Мария.
О ней ты должна сейчас думать. А убийцу отдай на суд Божий. Я уверен, что не пройдет и десять лет, как мы увидим и самого убийцу, и его раскаяние.
Прошло девять лет. Однажды вечером к храму подкатила тюремная карета, дверца открылась, и оттуда буквально выкатился маленький, круглый полицейский в форме сержанта.
Оля и Мария в это время находились на правом клиросе, ожидая отца Александра.
Мария, увидев необычного полицейского, засмеялась и сказала:
- Мама, смотри, колобок катиться!
Отец Александр вышел из алтаря навстречу гостю.
- Что вам угодно, милейший? Вы кого-то ищите?
- Да, я ищу дочь молодой женщины, убитой в здешнем лесу девять лет назад.
Оля насторожилась, а отец Александр несколько подавленно спросил:
- Что случилось? Зачем она Вам?
- Понимаете, там, в карете сидит человек, приговоренный к смертной казни. Когда мы спросили его о последнем желании, то он попросил привести его к вам. Он хочет исповедаться и попросить прощения у дочери убитой женщины.
Отец Александр жестом попросил Марию подойти к нему. Девочка послушно подошла и спряталась за спиной священника.
Когда привели арестанта, он, увидев Марию, заплакал и встал перед ней на колени, опустив голову до самой земли.
Неожиданно для всех Мария присела на корточки, и, обняв мужчину за шею, крепко обняла:
- Не плачь, я люблю тебя!
Арестант поднял на девочку глаза, улыбнулся и повалился на бок.
Он был мертв.
  





христианские стихи поэзия проза графика Каталог творчества. Новое в данном разделе.
  Этический взгляд на послушание жены
( Любовь Александровна Дмитриева )

  Подарок Царю (Рождественская пьеса)
( Любовь Александровна Дмитриева )

  РОЖДЕСТВЕНСКАЯ ИСТОРИЯ
( Любовь Александровна Дмитриева )

  ОБРАЩЕНИЕ К СВЕТУ
( Любовь Александровна Дмитриева )

  Пустынники или песня о первой любви
( Любовь Александровна Дмитриева )

  Акварельный образ
( Любовь Александровна Дмитриева )

  Город мертвых
( Любовь Александровна Дмитриева )

  РИМСКИЕ МУЧЕНИКИ
( Любовь Александровна Дмитриева )

  Узкий путь
( Любовь Александровна Дмитриева )

  Бестревожная ночь. Как уютно в притихнувшем доме!..
( Зоя Верт )

  Военная весна
( Зоя Верт )

  Чужие звёзды
( Дорн Неждана Александровна )

  Оправдания и обличение
( Зоя Верт )

  Молчанье - золото...
( Зоя Верт )

  Проснуться...
( Зоя Верт )

  В краю, где сердце не с Тобой...
( Зоя Верт )

  Тянуться к Богу...
( Зоя Верт )

  Уплывают вдаль корабли
( Артемий Шакиров )

  Христос Воскрес! (в исполнении Ольги Дымшаковой)
( Владимир Фёдоров )

  С Девятым Мая, с Днём Победы!
( Артемий Шакиров )

  Жесткое слово
( Федорова Людмила Леонидовна )

  Сидоров Г. Н. Христиане и евреи
( Куртик Геннадий Евсеевич )

  Скорбь
( Красильников Борис Михайлович )

  Портрет игумена Никона (Воробьёва). 2021. Холст, масло. 60×45
( Миронов Андрей Николаевич )

  Богоматерь с Младенцем. 2021. Холст, масло. 70×50
( Миронов Андрей Николаевич )

  Апостол и евангелист Марк. 2020. Холст, масло. 60×60
( Миронов Андрей Николаевич )

  Отец Иоанн (Крестьянкин). 2020. Х., м. 60/45
( Миронов Андрей Николаевич )

  Апостолы Пётр и Павел. 2021. Холст, масло. 60×60
( Миронов Андрей Николаевич )


Домой написать нам
Дизайн и программирование
N-Studio
Причал: Христианское творчество, психологи Любая перепечатка возможна только при выполнении условий. Несанкционированное использование материалов запрещено. Все права защищены
© 2024 Причал
Наши спонсоры: