Христианская проза
Христианская поэзия
Путевые заметки, очерки
Публицистика, разное
Поиск
Христианская поэзия
Христианская проза
Веб - строительство
Графика и дизайн
Музыка
Иконопись
Живопись
Переводы
Фотография
Мой путь к Богу
Обзоры авторов
Поиск автора
Поэзия (классика)
Конкурсы
Литература
Живопись
Киноискусство
Статьи пользователей
Православие
Компьютеры и техника
Загадочное и тайны
Юмор
Интересное и полезное
Искусство и религия
Поиск
Галерея живописи
Иконопись
Живопись
Фотография
Православный телеканал 'Союз'
Путь к Богу
Максим Трошин. Песни.
Светлана Копылова. Песни.
Евгения Смольянинова. Песни.
Иеромонах РОМАН. Песни.
Жанна Бичевская. Песни.
Ирина Скорик. Песни.
Православные мужские хоры
Татьяна Петрова. Песни.
Олег Погудин. Песни.
Ансамбль "Сыновья России". Песни.
Игорь Тальков. Песни.
Андрей Байкалец. Песни.
О докторе Лизе
Интернет
Нужды
Предложения
Работа
О Причале
Вопросы психологу
Христианcкое творчество
Все о системе NetCat
Обсуждение статей и программ
Полезные программы
Забавные программки
Поиск файла
О проекте
Рассылки и баннеры
Вопросы и ответы
Наши друзья
 
 Домой  Христианское творчество / Захар Акимович Зинзивер / Люди как стекла. Рассказ- быль. Войти на сайт / Регистрация  Карта сайта     Language христианские стихи поэзия проза графикаПо-русскихристианские стихи поэзия проза графика христианские стихи поэзия проза графикаПо-английскихристианские стихи поэзия проза графика
христианские стихи поэзия проза графика
христианские стихи поэзия проза графика
Помогите построить храм!
Интересно:
Рекомендуем посетить:

 


Люди как стекла. Рассказ- быль.

Люди похожи на оконные стекла. Они сверкают и сияют,
когда светит солнце, но, когда воцаряется тьма,
их истинная красота открывается лишь благодаря свету, идущему изнутри.

Э. Кюблер-Росс

Этот человек появился внезапно. Он не приходил с тем, чтобы познакомиться, не настаивал на аудиенции, не заваливал своими проблемами или бредовыми идеями, не жаловался на здоровье и даже не просил денег на похмелье. Он пришел и принес свой скромный вклад, свою лепту, свои орудия труда, без которых каждому человеку трудно в любое время и даже в наше. Николай, - как он представился, - принес две большие коробки с инструментами и пожертвовал их в Церковь, потом, как бы спохватившись, уверил, что все это не краденное, а честно им когда-то приобретенное и теперь, за ненадобностью, принесенное в храм.
- У вас же сейчас ремонт, многое может пригодиться, - сказал он настоятелю и отер пот со своего красивого высокого лба. Было в этом человеке нечто высокое, и не только лоб, который обрамляли совершенно седые волосы, и не рост, хотя, пожалуй, до двух метров не хватало сантиметров пятнадцати, а что-то высокое в его глазах, исполненных затаенной печали или страданий, а, может быть, даже боли, в его поведении, тихом нраве и по- Свято-Николиному сиянию, исходившему от красивого, можно было бы даже сказать, как на иконе, лика.


- Уж не знаю, как вас и благодарить, - ответил отец Илья, совсем не похожий своими мелкими чертами лица и хрупким телосложением на своего легендарного святого покровителя - Илью Муромца.
- А не нужно меня благодарить, батюшка, это я должен вас благодарить, что не гнушаетесь моим приношением.
- А как вас по отечеству зовут? Не могу, простите, просто Николаем вас называть.
- Александровичем. Я здесь живу, не так далеко. Милости прошу в гости ко мне. Буду вам очень благодарен, если окажете любезность.


Вот так и познакомились - батюшка и Николай Александрович, простой русский человек с такими правильными чертами лица и не менее правильным складом характера. Хотя, было в этом человеке что-то неместное, нездешнее. Правильно показалось священнику: Николай Александрович жил ранее в одном шахтерском городе, у него была семья - жена, умная и любимая и дочь, которой родители смогли обеспечить получение высшего юридического образования. Когда любимая супруга умерла, Николай, схоронив ее в родном селе, продал свою городскую квартиру и перебрался поближе к своей дочери, которая уже работала судьей в областном центре. Поближе - это за девяносто километров от своего любимого чада, в безперспективный районный центр, а оставшиеся от продажи городской квартиры деньги отдал дочери, как и полагается любящему родителю. Дочь вышла замуж, родила внука, который очень радовал Николая в его нечастые приезды в город и долго-долго еще по возвращении домой.
Однажды отец Илья навестил Николая дома, чему тот был весьма рад. Дорогого гостя сразу усадили за стол, который стоял у окна с задернутыми маленькими белоснежными шторами. Отсутствие женских рук в доме было малозаметно: Николай был умелым хозяином, легко справляясь с ведением домашнего хозяйства. За чашкой чаю потек непринужденный разговор, в котором мужчина рассказал вкратце о своей жизни, дочери, внуке и, почему-то, той боли, которую часто приходиться испытывать от людей.
- Скажите, дорогой батюшка, я правильно делаю, что читаю из молитвослова молитву от осквернения? Так много на свете злых и недоброжелательных людей, которым доставляет радость оскорбить и унизить тебя? Слова этой молитвы мне нравятся, они утешают меня в минуты печали и обиды...
- Да не совсем так, Николай Александрович, молитва эта не читается в вашем случае, у нее другое предназначение, - улыбнулся, почему-то, молодой священник, - вы лучше прощайте своим обидчикам все обиды и молитесь за них, чтобы вразумились, так христиане поступают.
- Ах, батюшка, да разве можно с любовью молиться за хамов, насильников, убийц, тех, кто наркотики распространяет? - возразил Николай, - нет им прощения!


- Заблуждаетесь, - спокойно продолжал священник,- Иисус Христос сказал: "Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас...", Я понимаю, что кто-то очень сильно вам досадил или обидел, но прощение грешника - наш христианский долг. Я знаю прекрасное средство, которое поможет вам простить ваших врагов и с любовью молиться за них, для этого необходимо исповедаться и причаститься, жду вас в ближайшее воскресенье в храме, придете?

- Я постараюсь, если не поеду к дочери, обязательно приду, обязательно... А знаете, батюшка, какой у меня замечательный внук? - вдруг перевел разговор Николай, - он такой умный мальчик, пошел в школу, учится хорошо, я его иногда пробую учить игре на баяне, он очень способный.

И мужчина вдруг схватил баян и стал играть, да так громко, так надрывно и вместе с тем красиво, что батюшке вдруг показалось, что у его нового знакомого сейчас или разорвутся меха инструмента, или разорвется его сердце. Страшно стало священнику, какое-то гнетущее предчувствие поселилось в иерейском сердце, усилившееся более оттого, что Николай, вдруг остановив игру, стал показывать содержимое узла, приготовленного на случай смерти, да так подробно, что священник взмолился:
- Дядя Коля, перестаньте, какая смерть, вам только пятьдесят два года! Вы что?
Николай замер и взглянул на отца Илью.
- Простите меня, батюшка, я напугал вас... Ладно, - продолжил он, пряча баян и страшный узел под кровать, - Хотите еще чаю?
- Я хочу домой, - попросился батюшка, - пора мне, семья заждалась, маленького нужно купать.
- Я провожу, - поспешил исправить неловкость мужчина и направился вслед за священником. Они вышли из подъезда и увидели, что середина октября превратилась вдруг в настоящую зиму, из-за закрытых штор не было видно, как пошел снег и началась метель.

Какое- то время отец Илья шел немного впереди Николая, а потом вдруг увидел, что у того нет шапки на голове, седые волосы развеваются по ветру и их засыпает снегом. Когда он заметил это своему попутчику, тот махнул рукой и ответил, что это неважно, не имеет значения. Тревожное чувство священника еще больше усилилось и это отразилось в его взгляде, Николай все понял и, попрощавшись, развернулся и направился домой. Батюшка оглянулся вслед ему и понял,что произойдет нечто неотвратимое и страшное.


Прошла неделя, другая, Николай на исповедь не приходил. Прошло несколько месяцев. Проходя однажды с женой мимо дома, в котором жил мужчина, отец Илья взглянул на знакомое окно - оно было затянуто белыми, но уже запылившимися шторами, что так непохоже было на аккуратного и чистоплотного хозяина. Он сразу понял, что Николая Александровича нет дома, и, придя в храм, попросил одну прихожанку пойти и узнать у соседей, все ли ладно у их соседа. Вечером в храм пришел сухонький старичок, сосед Николая, и поведал батюшке о том, что несколько месяцев назад они вдвоем поехали автобусом в город, старик хотел что- то купить на базаре, а его сосед торопился к дочери и внуку, а в пути ему стало плохо на время и он схватился за сердце, преклонив голову на спинку впереди установленного кресла. Когда болезненное состояние Николая было замечено, он, распрямившись, сказал, что ему уже легче, сердце "отпустило" и тревожиться не стоит. Так и расстались, а спустя два дня Николай Александрович скончался, находясь в гостях у дочери.
Отец Илья очень опечалился тем, что такой замечательный человек так скоропостижно умер, даже не напутствовавшись перед смертью Святых Христовых Таин, да и по-человечески было жалко дядю Колю, успел его полюбить батюшка. Даже всплакнул ненадолго, а потом вдруг спешно занялся каким-то делом, смутившись от сочувственного взгляда матушки.

Прошло два года. Батюшка разговаривал с соседом Иваном и его женой Ольгой, и вспомнил почему-то своего усопшего приятеля. Соседи оживились и стали рассказывать священнику, что он был им знаком и они его запомнили прекрасным человеком, открытым, доброжелательным, но очень несчастным. Вспомнили, как Николай, однажды, познакомился с хорошей душевной женщиной, так похожей на его покойницу - жену, переписывался с нею, плакал над ее письмами, благодарил Бога за такое знакомство, но так и не женился на ней, потому что чувствовал скорую свою смерть. Рассказывали, что виновата была в двух его инфарктах дочка, живущая в городе, служащая там судьей и связавшая свою жизнь с недостойным человеком, законченным наркоманом, что опустился до последней степени, все продавая из дому за наркотики, задолжав всем и каждому.
Однажды Николай Александрович рассказал Ивану и Ольге, как его внук, дошколенок еще, спрашивал у деда, почему всегда какие-то дяди с черными глазами и волосами приходят к ним домой, забирают маму на несколько дней, а потом привозят ее больную, с лицом в синяках и разбитыми губами, бросают на кровать и уходят, а мама не встает и плачет все время, у нее бывает рвота, а потом, когда она поднимается, то ходит "так" ,- и мальчик расставляет свои ножки широко в стороны, как неумелый лыжник, впервые вставший на лыжи, и показывает, как ходит его мама, шатаясь и спотыкаясь на ходу, - почему это, деда?
- Он так плакал, когда все это вспоминал, - рассказывали соседи, - все говорил о внуке и его "почему", вспоминал, как обнял свою родную кровинушку, отвечал что-то невпопад и едва сдерживал рыдание, как потемнело у него в глазах и заболело сердце, так что ничего удивительного в том не было, что он в гостях у дочери умер, - закончили свое повествование добрые и, пожалуй, едва ли не единственные собеседники покойного.
У отца Ильи сердце колотилось в груди, когда он все это слушал, мысли одна другой страшнее приходили на ум, сжимались кулаки и обида за русского человека, попираемого и унижаемого в своей же собственной стране, не давала покоя. А особенно вопрос ребенка, казалось ему, напрямую был обращен к каждому взрослому, стучался и в сердце священника и находил там неутешительный, прямой, как вердикт судьи, ответ.
Этот человек, раб Божий Николай, ушел внезапно, так и не успев ответить внуку на его не по- детски страшный вопрос. Сможем ли мы ему ответить? Или сошлемся на то, что малец уже вырос и уступил место другому такому малышу, тысячам, десяткам и сотням тысяч малышей, а это так нелегко: ответить им всем, нашим бедным и униженным наследникам великой и распинаемой всеми, кому не лень, изнасилованной и осмеянной, попираемой и обираемой нашей Родины?
Человеческие жизни такие хрупкие... Они как стекло, под видимым блеском скрывается столько неиспользованных, невостребованных возможностей, и лишь только просвещенные внутренним Божественным светом, могут они сиять и отражать всю глубину и красоту Истинного Света. "Если же тело твое все светло и не имеет ни одной темной части, то будет оно все светло так, как если бы светильник освещал тебя сиянием" Лк 11: 36.
Больше Света, прочь, случайные тени, не заслоняйте внутренний Свет, пусть светит всем, пусть видят все, что этот Свет нам нужен. Не смейте прикасаться к стеклу своими оскверненными руками, его блеск должен отразить всю силу этого Божественного Света. Слава Тебе, показавшему нам Свет!
  





христианские стихи поэзия проза графика Каталог творчества. Новое в данном разделе.
  Adagio Адажиа - Гимн Любви
( Хомелев Г.В. )

  Молодая семья и отношения с родителями. Размышляя над словами Евангелия
( Наталия Владимировна Смольникова )

  Пора браться за ум.
( Храпов Владимир Викторович )

  ЕГОРКА И ВОССТАНОВЛЕНИЕ ХРАМА
( Храпов Владимир Викторович )

  Благовещение. 2019. Х., м. 30/60
( Миронов Андрей Николаевич )

  Ныне Бог родился. 2018. Холст, масло. 50/50
( Миронов Андрей Николаевич )

  Отец Серафим (Роуз) в своей келье. 2018
( Миронов Андрей Николаевич )

  Христос в доме Марфы и Марии. 2018. Х., м. 80/70
( Миронов Андрей Николаевич )

  Спас Нерукотворенный. 2018. Д., м. 59,4/46,5
( Миронов Андрей Николаевич )

  и всё же мы - Ангелы...
( Екатерина Фролова (Катрены Феп) )

  Перо Ангела.
( Екатерина Фролова (Катрены Феп) )

  Ангел-Хранитель.
( Екатерина Фролова (Катрены Феп) )

  Ангел печали.
( Екатерина Фролова (Катрены Феп) )

  Молитву начну сначала
( Зоя Верт )

  Моя Рязань
( Наталия Владимировна Смольникова )

  Преподобному Иосифу Исихасту Афонскому
( Зоя Верт )

  Преподобный Силуан Афонский. 2018. Холст, масло. 50/40
( Миронов Андрей Николаевич )

  Динарий кесаря. 2018. Холст, масло. 70/100
( Миронов Андрей Николаевич )

  Добродетель и смирение. 2018. Холст, масло. 60/60
( Миронов Андрей Николаевич )

  Камо грядеши? 2018. Холст, масло. 50/80
( Миронов Андрей Николаевич )

  Преображение Господне. 2018. Холст, масло. 70/90
( Миронов Андрей Николаевич )

  Мне бы тело молодое
( Красильников Борис Михайлович )

  Можно ливнем разрыдаться
( Красильников Борис Михайлович )

  Маленький подмастерье под небом Бога…
( Ружин Сергей Николаевич )

  Казино…
( Ружин Сергей Николаевич )

  Маленький подмастерье под небом Бога…
( Ружин Сергей Николаевич )

  Оставлен рай — и брат восстал на брата...
( Зоя Верт )

  Богородице
( Зоя Верт )


Домой написать нам
Дизайн и программирование
N-Studio
Причал: Христианское творчество, психологи Любая перепечатка возможна только при выполнении условий. Несанкционированное использование материалов запрещено. Все права защищены
© 2019 Причал
Наши спонсоры: