Христианская проза
Христианская поэзия
Путевые заметки, очерки
Публицистика, разное
Поиск
Христианская поэзия
Христианская проза
Веб - строительство
Графика и дизайн
Музыка
Иконопись
Живопись
Переводы
Фотография
Мой путь к Богу
Обзоры авторов
Поиск автора
Поэзия (классика)
Конкурсы
Литература
Живопись
Киноискусство
Статьи пользователей
Православие
Компьютеры и техника
Загадочное и тайны
Юмор
Интересное и полезное
Искусство и религия
Поиск
Галерея живописи
Иконопись
Живопись
Фотография
Православный телеканал 'Союз'
Путь к Богу
Максим Трошин. Песни.
Светлана Копылова. Песни.
Евгения Смольянинова. Песни.
Иеромонах РОМАН. Песни.
Жанна Бичевская. Песни.
Ирина Скорик. Песни.
Православные мужские хоры
Татьяна Петрова. Песни.
Олег Погудин. Песни.
Ансамбль "Сыновья России". Песни.
Игорь Тальков. Песни.
Андрей Байкалец. Песни.
О докторе Лизе
Интернет
Нужды
Предложения
Работа
О Причале
Вопросы психологу
Христианcкое творчество
Все о системе NetCat
Обсуждение статей и программ
Последние сообщения
Полезные программы
Забавные программки
Поиск файла
О проекте
Рассылки и баннеры
Вопросы и ответы
Наши друзья
 
 Домой  Христианское творчество / Анастасия Даль / Путь к миру Войти на сайт / Регистрация  Карта сайта     Language прозаПо-русскипроза прозаПо-английскипроза
проза
проза
Помогите построить храм!
Интересно:
Рекомендуем посетить:

 


Путь к миру

Глава 1. Дороги и лекарственные травы


Ирто, гонец, которого император послал к принцу Эло, остановил коня и с досадой огляделся. Узкие тропинки, причудливо переплетаясь, уходили в разные стороны. По какой ехать? Непонятно! Этого места он не помнил совершенно. «Тебе скоро сорок лет, - обругал он себя, - а ты, вместо того, чтобы мчаться по главной дороге, решил срезать угол. И где?! В малознакомых горах! И что теперь? Вот, пожалуйста, заблудился. И не стыдно тебе?»
Спешившись, Ирто пригладил рыжеватые волосы, потрепал коня по гриве и поправил подпругу. Припекало. В кольчуге становилось жарко, а на небе не было ни одной тучки, способной скрыть беззаботное летнее солнце.
- Идем! – Ирто устало сжал рукоятку меча и взял коня под уздцы. – Поднимемся наверх! Там когда-то жил лекарь Мулти…Молти… как бишь его… Малти…вот, точно! Уж он-то должен знать здешние дороги!

Тропинка уводила Ирто все выше и выше, петляя среди поросших кашкой пригорков. Он внимательно смотрел по сторонам, надеясь хоть кого-нибудь увидеть, но, похоже, горы были пустынны… Хотя нет, какой-то горец, одетый в черное, совсем неподалеку собирал лекарственные травы.
- Эй, добрый человек! – крикнул Ирто.
Ученик лекаря, а это был именно он, без труда распрямил спину и легко сбежал вниз по склону. Оказавшись перед Ирто, он старательно поклонился:
- Чем могу служить тебе, господин?
Перед Ирто стоял высокий светловолосый юноша лет двадцати с небольшим, в мешковатой одежде и видавшем виды плаще.
- Мне нужно в город, я сбился с пути, - объяснил Ирто, с любопытством разглядывая горца.
- Я могу проводить тебя, господин, дороги здесь запутанные.
- Да уж, я понял, - усмехнулся Ирто, - твой хозяин не будет гневаться? Ты ведь в услужении у лекаря? Он такой невысокий, рыжий?
- Да, господин. А сердиться он не будет, он дал мне два часа, а я уже все собрал.
Некоторое время они шли молча. Оно и понятно, ученик деревенского лекаря не мог первым заговорить с благородным воином, который к тому же был почти вдвое его старше.
- Тебе не скучно здесь? – спросил наконец Ирто.
- Нет. Здесь многие нуждаются в помощи.
- Понимаю. Но все же ты еще так молод. Тебе не скучно здесь? Ты, наверное, умеешь стрелять из лука, а если нет, этому нетрудно научиться. Ты мог бы уйти в город…
- Мне не скучно здесь, господин.
- А что говорят у вас о смерти короля Арвона? Трон-то еще никем не занят… Война может начаться…
- Я редко бываю в деревне, а в городе и подавно. Что я могу знать?! Да и мое ли это дело? – ученик лекаря вздохнул и равнодушно пожал плечами.
- Даже если кто-нибудь возьмет столицу королевства в осаду, ваших мест это не коснется, - успокоил его Ирто.
Его спутник промолчал. Сказать ему явно было нечего.

С горы они спустились в деревню и прошли ее, никого не встретив. Только на самой окраине их приметил какой-то местный житель, уже нетвердо стоявший на ногах.
- Эй, ты, Линно, - заорал он вдруг дурным голосом, - когда уберешься отсюда?! Нам тут чужаков не надо! Ты здесь лишний, понял?
Кедун, так звали пьяницу, когда-то был отличным лучником, но в конце концов его друг, начальник городской стражи, выгнал его, не выдержав его пьянства. Теперь Кедун заливал горе брагой в харчевне и раз в год ходил к другу, слезно упрашивая взять его обратно и обещая исправиться.
Линно, недавно появившегося в горах, Кедун невзлюбил сразу. Если бы он издевался над кем-то другим, Линно немедленно встал бы на защиту, но Кедун больше никого не пытался задеть, а защищать себя Линно почему-то не хотел. И сносил насмешки молча, что несказанно удивляло Кедуна.
Он и не догадывался, что оскорбления не задевали самолюбие Линно, но причиняли ему боль. Сильную боль.
- Эй, Линно, ты что, совсем оглох? Одичал в лесу, что ль? Разговаривать разучился? - продолжал кричать Кедун.
Ученик лекаря, к которому относились эти слова, стиснул зубы и упрямо шел вперед. Отвечать он не собирался.
Ирто с сожалением смотрел на рослого, крепкого мужчину, который мог бы защищать свою землю и беречь покой земляков, а вместо этого нес всякую чушь, стоя на крыльце деревенской харчевни.
- Так, значит, тебя Линно зовут. Хорошее имя, часто встречается, - Ирто искоса посмотрел на идущего рядом с ним молодого человека. – Я – Ирто, - немного поколебавшись, он протянул юноше руку. – Будем друзьями.
Линно пожал протянутую ему руку и улыбнулся в первый раз за все время, что прошло с момента их встречи.

- Вот эта дорога ведет в город, а оттуда два часа до столицы королевства, - махнул рукой Линно, остановившись на пригорке за деревней. – Вон та - к источнику, а третья – к озерам.
- Спасибо. Ты меня очень выручил. Если надумаешь перебраться к нам, найди меня, я живу на улице Щитов, в доме с башней, что на углу. Спросишь, тебе любой покажет.
- Спасибо, - растроганно улыбнулся Линно. – Доброго пути!
- Не ходи через деревню, - вдруг попросил Ирто. – Ты ведь можешь вернуться иным путем?
- Да.
- Это хорошо, - одобрил Ирто. – Ну, прощай!
Он взлетел в седло, что-то шепнул коню и умчался.
Линно некоторое время озадачено осмотрел ему вслед, потом резко развернулся и бросился бежать вверх по склону.

Глава 2. Старые друзья

- Император прислал меня узнать, что тут у вас происходит, - Ирто спешился и махнул рукой спешившему ему навстречу королевскому лекарю Пеласу.
- Ужас что творится,- вздохнул Пелас, - пойдем, поговорим, отдохнешь с дороги пока.
Лошадь Ирто увели. Друзья поднялись на стену и уселись на каменной скамье около бойницы. Ирто присмотрелся и вдруг с огорчением заметил, что в густой каштановой шевелюре Пеласа заметно прибавилось седины. А вроде не так уж давно они и виделись…
- Рассказывай, - потребовал Ирто. – О вашем королевстве уже такие слухи ходят, что я не знаю, что и думать!
- Все равно то, что есть на самом деле, еще хуже, - Пелас в замешательстве потеребил бороду, - даже не знаю, с чего начать. Ты же помнишь, наш король Арвон был бездетен. Когда один из его племянников лишился родителей, то наш король взял мальчика к себе. И вырастил как родного сына, сделал своим наследником. Лучшего мы и желать не могли, принца здесь все любили за благородное сердце и добрый нрав. И все было хорошо, только вот месяц назад… - Пелас замолчал, пережидая боль, и с трудом продолжал, - мой новый ученик, Кори, растяпа бестолковый, смешал неправильно травы и оставил на столе в кухне, а король туда спустился за водой и выпил это. Через день нашего короля не стало, я не смог его спасти.
Пелас побледнел и с ужасом закрыл лицо руками.
Ирто молча молился и ждал, пока его друг придет в себя.
- А дальше?
- Дальше? – вздрогнул Пелас. – Ученик мой пропал. Мы его два дня найти не могли. Мы тревожились, не случилось ли с ним самого страшного… Принц, который тоже переживал за него, присоединился потом… после… к нашим поискам… Нашли мы Кори за городом, в лесу, заплаканного. А утром он пришел к Его Высочеству, рухнул на колени и кинжал ему протягивает. Где он мог такое видеть? – возмущено хмыкнул Пелас, - в книгах разве что читал?! Непонятно, правда, в каких!
- А что принц? – с интересом спросил Ирто, уже догадываясь, каким будет ответ.
- Кинжал отшвырнул и обнял беднягу. Мы все, кто рядом был, вместе с ними плакали. А наутро появился двоюродный брат нашего принца, Эло. И заявил, что он тоже имеет права на трон. Король Арвон ему тоже дядей приходился. Эло, скажу я тебе честно, и понятия не имел, как править. А вел себя так, как будто его уже короновали. С братом поссорился. Словно в рассудке повредился. Мне даже казалось, что он, - Пелас понизил голос, - готов брата отравить. Слов нет, как тяжело было нашему принцу на все это смотреть! Он, верно, боялся, что Эло пойдет на убийство, и не желая, чтобы Эло взял такой грех на душу, в один печальный день ушел. И никто не знает, куда! Представляешь, он ничего не взял! Ничего! Я так тревожусь, как он! Он, конечно, уже взрослый, и вполне может о себе позаботиться, но все же… - королевский лекарь глубоко вздохнул и умолк.
- Да, дела плохи, - покачал головой Ирто. – Вы лишились, как я понимаю, единственного талантливого полководца и к тому же того человека, за которым все пошли бы в огонь и в воду. Что ж вы его не удержали?
- Его удержишь, как же, - фыркнул Пелас. – К тому же, он просто приказал.
- Приказы разные бывают, есть и такие, что выполнять не к добру, - Ирто смотрел сквозь зубцы стены на город, полный солнечного света и затаенной тревоги, и не видел, как у Пеласа вытянулось лицо. – Впрочем, я не о принце вашем сейчас говорю… Судя по всему, Эло не знает, как с делами справиться? К советам вашим хоть прислушивается?
- Сейчас – да. Он уже понял, что не годится для той ноши, которую сам на себя взвалил. Только теперь это мало утешает!
- Крепитесь! – Ирто встал со скамьи и положил руку на плечо друга. – Господь управит! Он знает, какой путь ведет к миру, хотя мы сейчас и не видим, по какой дороге туда идти.
Пелас поднял голову, лицо его просветлело:
- Да, ты прав, Господь нас не оставит! И Матерь Его, Путеводительница! Я хочу в собор пойти, ты со мной?
- Я попозже туда приду. Сейчас я должен Эло увидеть. А то, что ты мне рассказал, передам императору.
- Проводить тебя или дорогу помнишь?
- Помню, помню, не беспокойся. Увидимся позже!
С этими словами Ирто спустился вслед за Пеласом со стены и отправился в покои короля, которые теперь занимал самонадеянный Эло.

Ирто уже не раз бывал здесь и поразился беспорядку, царившему в сводчатом зале, где король Арвон обычно принимал послов и гонцов. Свечи на массивной серебряной люстре почему-то горели через одну, да и цепь, на которой она висела, закоптилась. Стол был завален картами и свитками, чего раньше тоже не было, а сова, искусно вырезанная на высокой спинке кресла, казалась нахохлившейся.
Принца Эло Ирто видел впервые. Это был тонкий юноша с гордыми четкими чертами лица и холодным взглядом. Впрочем, приветствовал он императорского посланца вполне учтиво, даже сесть предложил. Пробежав глазами письмо императора, Эло тут же написал ответ, отдал свиток Ирто и откинулся на спинку кресла, закрыв лицо руками.
- Как мне тяжело, - услышал Ирто его приглушенный голос, - дома отец все делал сам, а я ленился учиться и ничего не знаю. Да и не хотелось мне учиться раньше. Теперь отец помогать не хочет, сам, говорит, эту кашу заварил, сам и расхлебывай. А как? – Эло отнял ладони от лица и вопросительно посмотрел на Ирто.
Тот увидел, что перед ним не надменный принц, а испуганный мальчик, не знающий, что делать. Эло действительно было плохо, раз он был готов излить душу совершенно незнакомому человеку.
Жалость, которая была во взгляде Ирто, успокоила юношу, и Эло продолжал:
- Что на меня нашло тогда, не понимаю? А сейчас будто пелена с глаз спала. Мой брат был прав, когда ушел, это только и могло остановить мои безумства. И он будет тысячу раз прав, когда вернется! Когда вернется!

Время шло, Эло, так и не попросивший помощи у императора, уже не раз пожалел об этом. Каждый день он запутывался все больше и больше, а где искать брата, понятия не имел.
В августе королевство оказалось почти в осаде: честолюбивые соседи вознамерились захватить пустующий трон. Эло делал все, что мог, один раз даже предпринял вылазку за городские стены. Для него это был подвиг, но закончился он печально: Эло был тяжело ранен.
- Вот уже неделя, как он в себя не приходит, - сказал сам себе Пелас и горестно покачал головой. – Нужно нашего принца разыскать. Только вот кто может знать, где он? Схожу-ка я к Ари на постоялый двор…

Еще до того, как началась осада, путешественники стали обходить несчастное королевство стороной, и постояльцев у Ари давно уже было раз-два и обчелся.
Устало отвечая на приветствия немногочисленных посетителей, Пелас пробрался в самый дальний угол и устроился у окна. Усыпанные поздними цветами ветки шиповника лежали на подоконнике. Садилось солнце, облака над королевским замком порозовели.
Он столько раз смотрел из этого окна, когда они с королем сидели здесь и пили знаменитый настой Ари из рябины и шиповника, который тот предлагал всем усталым путникам… Сейчас он вернется в замок, и все будет по-старому, но это невозможно. Осень уже, осень… Пелас со стоном уронил голову на стол.
- Дружище, что стряслось? – возникший откуда ни возьмись Ари поставил на стол деревянную кружку с изящной резьбой и тарелку жареной рыбы, которую так любил королевский лекарь.
- Сил нет, - едва слышно ответил Пелас. – Эло в себя не приходит. Что делать, ума не приложу! – он рассеянно отхлебнул из кружки и изумленно воззрился на друга.
Ари звонко рассмеялся и, стащив со своей лысой головы обсыпанную мукой круглую шапочку, попытался нахлобучить ее на Пеласа. Тот ловко увернулся, отодвинувшись к краю скамьи, и уже готов был праздновать победу, но вдруг на его плечо легла тяжелая рука Ари, а перед носом у него оказалась злополучная кружка.
- Ну-ка, глотни, а то хуже будет, ты меня знаешь! Это козье молоко! Очень полезно для тех, кому надо иметь ясную голову. Как говаривал мой дед, если уж пьешь, пей от радости, а не от горя.
- Я не собирался заказывать вино, - усмехнулся Пелас и с опаской посмотрел на молоко. – Мне это никогда не одолеть…
- Давай, давай, тебе надо подкрепиться! Ты бы видел себя, на тебе же лица нет.
- Как ты думаешь, кто может знать, где он? – спросил Пелас, принимаясь за рыбу. Объяснять, кого он имеет в виду, нужды не было. Они с Ари дружили с детства и научились понимать друг друга без лишних слов.
- Мой двоюродный брат знает, наверное, - предположил Ари, родич которого был епископом. – Только если это тайна исповеди, он ничего не скажет.
- Естественно, - кивнул Пелас. – Не об этом речь. Ты как думаешь, наш принц вернется?
- Непременно. А разве может быть по-другому? – удивился Ари.
- Мне бы твою уверенность, - вздохнул Пелас.
- Зная брата, могу тебе сказать, что он, скорее всего, благословил его вернуться, если будут тревожные вести, - попытался успокоить друга Ари. – А у нас тут как раз все не очень хорошо.
- Я бы сказал «плохо», - помрачнел Пелас. – Слушай, а кто еще может знать?
- Наш начальник королевской стражи: Карви ведь был лучшим другом короля Арвона, и перебрался сюда с семьей, когда король забрал племянника к себе. К тому же, он крестный принца.
- Как я сразу не догадался! Сейчас же к нему пойду!
- Только, боюсь, тебе он ничего не скажет.
- Как это?! – возмутился Пелас. – Речь же идет о мире в королевстве!
- А он сегодня на заре куда-то уехал, - невозмутимо продолжал Ари. – Я же напротив живу. А месяц назад мы с ним одновременно посылали королевских гонцов. Только я – с письмом племяннице, а вот Карви…
- Принцу, точно! – воскликнул Пелас, стукнув кулаком по столу.
- Не обязательно! У Карви старший сын в императорском войске служит.
- Может кто-нибудь знать, куда он уехал! – возопил Пелас. – Впрочем, подождем, пока наш начальник стражи вернется.

Куда уехал Карви, действительно никто не знал. Он и жене своей Эннун не говорил, где принц, чтобы не подвергать ее опасности. И даже его двоюродный брат лекарь Малти, у которого Карви появился поздно вечером, ни о чем не подозревал.
- Я к тебе на обратном пути, - заявил Карви, снимая заляпанный грязью плащ.
- Заходи, отдыхай. Сейчас подброшу двор в огонь, - Малти с тревогой оглядел высокую, сухощавую фигуру брата, мокрые от дождя рыжеватые волосы, и покачал головой, увидев, что сапоги, которые Карви только что снял, не чище его плаща. – Ты не ранен? Вчера ливень был, вот дороги и развезло.
- Я в порядке. Прости, от меня тебе одно беспокойство.
- Ничего подобного! Вот еще, скажешь тоже! – возмутился Малти. – Сейчас поужинать соберу. Эй, Линно, принеси сыр из погреба! – крикнул он ученику и повернулся к брату. – Интересно, где это ты был? Вид у тебя встревоженный.
- Прости, не могу тебе сказать, времена такие, что лучше тебе не знать. И мне спокойнее будет.
- Понимаю, - Малти сразу стал серьезным, - хотя любопытно страшно. Я даже хотел было у Линно поспрашивать, может, он слышал, куда ты ездишь, вы же жили в одном городе, а там, небось, слухов ходит много… А потом раздумал. Раз уж я, твой брат, ничего не знаю, то он и подавно. Кстати, все хочу поблагодарить тебя за него! Толковый парень, терпеливый, ни разу не слышал, чтобы он жаловался, умеет довольствовать малым. Видно, не от хорошей жизни, - вздохнул Малти.
На кухне уже был накрыт стол, и хмурый Линно сосредоточенно резал хлеб.
- Спасибо, - сказал ему Малти, когда все было готово. – Посуду я сам потом уберу, можешь идти отдыхать, - разрешил он, - а мне надо с братом поговорить.
Линно молча поклонился и ушел в свою комнатушку на чердаке. Равнодушно оглядевшись, он завернулся в залатанный, видавший плащ, и устроился на чурбаке у кривого оконца. Оттуда ему было видно только крыльцо, слегка освещенное горевшим внизу фонарем…

Глава 3. Ночные гости

Как ни уговаривал Малти брата остаться и переночевать, Карви уже через час засобирался домой.
- Я обещал Эннун вернуться. Она тревожиться станет, если я не приеду.
- И куда тебя несет на ночь глядя?! – ворчал лекарь, заворачивая в тряпицу мягкий деревенский сыр и пироги с клюквой. – Отвезешь от меня жене угощенье. Переночевал бы, а уж с утра – в путь! Да она увидит, какой дождище, и все поймет!
- У нас может быть тихо и ясно, - стоял на своем Карви, - гляди-ка, высох совсем, а был ведь мокрый насквозь, - с удовольствием отметил он, застегивая пряжку плаща. – Ты не провожай, скажи только Линно, чтобы мне посветил. Да, вот еще что, - Карви поводил рукой по столу, выписывая какой-то сложный узор, и пристально посмотрел на брата: - У нас в городе неспокойно. Если Линно мне там понадобится, ты сможешь его отпустить?
- Как только ты пришлешь весточку, сразу отпущу. Я понимаю, у вас там почти война…
- Почти, - сквозь зубы процедил Карви, - и мой гонец может примчаться к тебе уже завтра! – пробормотал он. – Прости, я тебя взбаламутил. Иди скорее, отдыхай, я ведь знаю, тебя по ночам часто к больным будят.
- Бог создал врачей именно для этого, - с достоинством сказал Малти. - да хранит Он тебя на всех твоих дорогах!
- И тебя! – Карви крепко обнял брата и быстро вышел.
У крыльца его уже ждал Линно с конем в поводу. Несмотря на дождь и ветер, свеча в фонаре, который он держал в руке, горела ярко и ровно…

Когда Карви миновал главные городские ворота, было уже за полночь. Он знал, что Эннун и не ждала его раньше, но все равно беспокоится. Дороги он выбирал самые глухие, и добрался до столицы королевства благополучно, никого не встретив. Оказавшись в городе, он пустил и так уставшего коня шагом, стараясь не нарушить хрупкий покой спящих улиц.
Подъехав к дому, Карви без особой радости увидел, что у ворот его ждет Пелас, который с решительным видом шагнул ему навстречу, подняв повыше большой фонарь, сделанный в виде желудя.
- Я хочу знать, что он тебе ответил, - не здороваясь, заявил он, загораживая Карви путь.
- Это ты о чем? Я весь день в седле. До утра можно подождать с загадками?!
- Некогда, - резко ответил Пелас. – И не увиливай, ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю.
Карви с явным неудовольствием огляделся.
- Идем в дом, - решился он наконец, - здесь не место для бесед. Я могу открыть тебе только то, что мне разрешено! И ни слова больше!
- А я и не прошу, - с готовностью отозвался Пелас. – Тебе достаточно просто сказать, приедет он или нет!
Проводив слегка успокоившегося, но теперь изнывающего от любопытства Пеласа, Карви с надеждой на спокойный ужин вернулся в дом. У Эннун давно уже было все готово, и только Карви поднес ко рту ложку со сложным, но невероятно вкусным блюдом, прозванным в родных краях его жены «летним лугом», на кухне появился старый лучник, потерявший в бою руку, и давно уже живший на покое в доме начальника стражи. Чтобы не скучать, деятельный Ярко присматривал за голубями и заодно за воротами.
- Карви, к тебе там какой-то юноша… Может, хочет поступить на службу?
- Приводи, - с готовностью кивнул Карви. – Посмотрим, кто он.

Проводив гостя, Ярко сразу же ушел. Карви заметил, что молодой лучник, поежившись, огляделся, словно боялся, что из темных углов кухни выпрыгнут с грозным кличем враги.
- Доброй ночи! Что привело тебя ко мне? – спросил Карви, поднимаясь из-за стола.
- Ради Христа, помогите! – лучник упал на колени, капюшон слетел с его головы, и золотистые волосы рассыпались по плечам.
- Ваше Высочество! – изумленно выдохнул Карви.
Принцесса Илма, стоявшая перед ним в мужской одежде и с луком за плечом, усталая и промокшая, была невестой его крестника. Карви хорошо ее знал, он почти всегда сопровождал принца, когда тот ездил ее навещать, и принцесса часто бывала них в гостях.
– Что случилось? – Карви помог Илме подняться и вгляделся в ее бледное лицо. – Так, я сейчас позову жену, она тебе поможет, тебе обсохнуть надо, а поговорим потом. Ты здесь в безопасности, слышишь?

Через полчаса Карви и Эннун сели наконец ужинать, но теперь уже втроем. Хотя правильнее было бы назвать эту трапезу ранним завтраком.
- Я сбежала из дома, - призналась Илма, - никогда бы не подумала, что это сделаю.
Эннун грустно покачала головой, а Карви заметил, что как ни смущается Илма своим поступком, ее карие глаза полны решимости.
- Я всегда говорил, что у нее сильный характер, - пробормотал он.
- Так что случилось, дорогая? – Эннун подлила девушке в чашку молока с медом и весело подмигнула, – я знаю, ты молоко не любишь, но это должна выпить как лекарство, а то заболеешь.
- Отец решил выдать меня замуж за одного из влиятельных соседей.
- И он, должно быть, стар и богат, - негромко подсказал Карви.
Илма сглотнула подступивший к горлу ком и кивнула.
- Я притворилась, что согласна. Под предлогом подготовки к обручению пошла на рынок, купила эту одежду, а лук у меня всегда был, - с гордостью продолжала Илма, улыбнувшись хозяину и хозяйке.
Карви вернул ей улыбку: он сам научил ее стрелять в прошлом году, когда никто не мог и представить, что принц будет где-то скитаться, а его невеста убежит из дома в дождь и холод осенней ночи.
- Как ты добралась? – быстро спросила Эннун. – Страшно было?
- Было, хотя я ехала очень быстро, так что сильно испугаться не успела. Я молилась и чувствовала, что Матерь Божия не оставит меня в беде, и Ангел-Хранитель будет рядом!
- Слава Богу! Прочитаем теперь благодарственные молитвы, что ты здесь! – Эннун перекрестилась и посмотрела на мужа: - Как мы можем помочь нашей девочке?
- Поживешь у нас, выходить будешь со мной и Эннун только в храм, это совсем рядом. Так будет спокойнее, - решил Карви. – Если что, выдадим тебя за новую служанку, ничего не поделаешь… Ты не против?
- Я с радостью! И простите, я свалилась вам как снег на голову, да еще и опасности подвергаю, - расстроилась Илма. – Простите!
- Не говори так, все в порядке! Ты же нам как дочь! – Эннун подошла к Илме и погладила ее по волосам.
- Будем считать, что ты тоже моя крестница, - предложил Карви. – Не бойся ничего! Если что, я поселю тебя в крепости, там уж точно никто не найдет!

Совсем стемнело. Эннун уже третий раз подогревала ужин, а Карви все не шел.
Поднялся ветер и теперь неприятно завывал в трубах, от чего ей стало совсем тревожно. Где-то хлопала не плотно закрытая ставня. Наконец, по крыше громко застучали крупные капли. Начался дождь.
- Совсем как вчера, когда ты у нас появилась, - Эннун постаралась улыбнуться Илме. – И давай-ка собирать на стол.
Они накормили Ярко и конюха, которые сразу ушли спать, а сами, помыв посуду, остались на кухне перебирать фасоль. Эннун все надеялась, что такая работа хоть немного успокоит ее.
- Хочешь, мы с тобой тоже поедим?
- Как скажете. Давайте! – Илма, стараясь как-то поддержать хозяйку, поставила чайник на огонь и достала из огромного ясеневого буфета чашки. – Он скоро вернется, не волнуйтесь. Моя мама всегда говорила, что нужно молиться о тех, за кого мы волнуемся, это самая действенная помощь! Тем более, когда мы должны сидеть и ждать.
- У тебя мудрая мама. И она права! Спасибо, дорогая! Это он, слышишь?! – встрепенулась Эннун, сразу повеселев, - ворота заскрипели! – и она бросилась встречать мужа.
- Я задержался сегодня и прошу прощения, - сказал Карви, едва только переступив порог кухни. – Но когда вы узнаете, почему я не пришел вовремя, то тут же меня простите. – Он сел в кресло, устало вытянул ноги и с загадочной улыбкой наблюдал, как его жена и принцесса накрывают на стол.
- Мы тебя и без того простим, - улыбнулась Эннун. - Я не видела тебя таким радостным давно, целый месяц, с тех пор, как наш младший сын женился.
- Вы ничего не слышали?
- Нет, хотя… Мы слышали, как улетали журавли. Они так жалобно курлыкали, что просто сердце разрывалось…
- Как будто прощались с домом, с тем, что им дорого… - тихо добавила принцесса Илма.
- Так я вам расскажу сейчас, - Карви подождал, пока Илма поставит на стол кувшин с молоком. Услышав новость, она могла его выронить, а Карви совсем не хотел ставить ее в неловкое положение.
- Линно здесь!
Илма без сил опустилась в кресло и, казалось, лишилась дара речи. Она так ждала, что Линно вернется, все время думала об этом! Он не мог оставить свою землю в беде! Он должен был приехать! А вот теперь он снова рядом, а она чуть не плачет…
- Девочка моя, - обняла принцессу Эннун. – Теперь все будет хорошо.
- Как он? Что с ним?– Илма с тревогой вглядывалась в обветренное лицо Карви, которое казалось таким серьезным… И все же, присмотревшись, она вдруг заметила в морщинках вокруг глаз по-мальчишески озорную улыбку…
- Линно в порядке.
- Где он остановился? – поинтересовалась Эннун.
- В замке, где же еще. Он, правда, сказал было поначалу, что еще подумает, не поселиться ли ему в казармах, чтобы быть рядом с войском… Пеласа, беднягу, чуть удар не хватил. Линно посмотрел на него, посмотрел, и решил остаться в крепости. Теперь Пелас там хлопочет и летает как на крыльях. Ты же знаешь, как он любит заботиться. Тем более, о Линно.
- Как его приняли в городе? – Эннун задала тот вопрос, который Илма не решалась произнести, и ободряюще улыбнулась девушке.
- Как… Да с восторгом! Я давно такого ликования не видел! Правда! Думал, что шум и до вас дойдет.
- Нет, - Эннун покачала головой, - здесь было тихо. Все готово, давайте ужинать.
- Давайте, - обрадовался Карви и виновато посмотрел на жену, - прости, вы тут волновались и в сотый раз все грели, а я …
- Ничего, ты дома, Линно в городе. Слава Богу!

После ужина Эннун осталась мыть посуду, а Карви и Илму выпроводила на голубятню.
- Сейчас не время для прогулок, так что поднимитесь наверх, вам надо поговорить. А лучше места, когда нельзя идти гулять, не придумаешь!

Карви молча кормил птиц и украдкой наблюдал за Илмой, давая ей время собраться с мыслями.
- Он изменился? Остался прежним? Какой он? Здоров ли? Не очень бледный? Не усталый? – теперь вопросы сыпались на Карви как из рога изобилия.
- Ну вот, ты снова можешь говорить… - Карви пододвинул Илме табуретку, а сам сел на ступеньку лестницы, что вела на крышу. – Линно такой же, как и прежде. Спрашивал, есть ли вести из твоего королевства… - и он мягко улыбнулся девушке.
- А как он себя ведет?
- Как принц или как гость без права приказывать? Ты об этом спрашиваешь, дитя мое? Он ведет себя как всегда, как будто ничего не случилось. Да иначе ведь невозможно. Он вернулся именно для того, чтобы объединить людей, повести их за собой. А ученику деревенского лекаря это не под силу. Правда ведь?
- Да, - согласилась Илма. – Не говорите ему, что я здесь.
- Почему? – Карви потянулся, взял с подоконника мешочек с зерном и удивленно посмотрел на принцессу.
- Он должен защитить королевство. А если узнает, что я сбежала из дома, будет тревожиться за меня. Пусть лучше думает, что я с отцом и в безопасности.
- А письма? – Карви с сомнением поднял бровь.
- Скажите гонцам, чтобы отдавали их Вам. Тогда им не придется уезжать из города, а в такое время каждый воин на счету.
- Каждый на счету всегда, не важно, война или мир… - пробормотал Карви. – Но твои рассуждения о том, что я сохраню моих гонцов для каких-нибудь других срочных дел, мне нравятся. Но, может быть, ты все же разрешишь мне рассказать о тебе Линно?
- Пожалуйста, не надо! – взмолилась Илма. – Ему и так тяжело! А в тот день, когда вы одержите победу, он все узнает.
- Ну, хорошо, - согласился Карви. – Если ты так хочешь, попробуем сохранить твою тайну.
- Вы так и не сказали, как он… Я боюсь, что он отвык от всего, что здесь его окружает. В письмах, - Илма невесело улыбнулась, - он описывал красоту гор, но там не был они слова о том, как ему там трудно. Даже между строк не прочесть…
- Знакомо, - кивнул Карви. – Я бы тоже так делал! Зачем лишний раз волновать дорогого человека?!
- С дорогим сердцу человеком нужно делиться всем, даже самым горьким, - наставительно сказала Илма. – Иначе о каком доверии может идти речь? Мы честны, когда молимся, рассказывая о горестях Господу и Пресвятой Деве в своих молитвах, и можем поговорить с родными или друзьями…
- Ты же не думаешь, что он тебе не доверяет?!
- Нет, я понимаю, что старается уберечь меня. А может быть, считает, что не пристало воину жаловаться…
- Скорее всего, первое, - покачал головой Карви, - но в чем-то ты права. Некоторые люди должны знать, что с нами происходит. Хотя… они и так знают все. И даже больше. А делиться надо. Особенно в семье. Где как не в семье! Когда вы поженитесь, расскажи ему о нашей беседе. Думаю, он согласится с тем, что ты сейчас сказала. Просто Линно знает, что ты беспокоишься о нем. «Ей и так несладко приходится, - говорит он себе, - я не могу добавлять ей тревог своими письмами»…
- Ему там правда было трудно? – едва слышно спросила Илма.
- Мой брат – человек временами суровый, но добрый. Он никогда не ударит ученика, не будет взваливать на него непосильную работу. Но… - Карви встал и в задумчивости прошелся по голубятне, подбирая слова, - понимаешь, он относился к Линно как к подмастерью! Как к обычному ученику! Линно просил ведь не говорить, кто он, думал, что больше не вернется сюда.
- Он собирался подыскать дом в горах, чтобы весной будущего года мы могли пожениться. А потом он хотел поступить в городскую охрану…
- Там достойное жалованье, - кивнул Карви, - он говорил мне об этом, и я его поддержал. Мы с Эннун обязательно стали бы вам помогать… Нужно же вам на что-то жить. Хотя Линно не из тех, кто боится работы.
- Я – тоже, - Илма сделала вид, что обиделась, но тут же рассмеялась. – Я боюсь совсем другого. Отец… Он… Он не согласится, чтобы я жила в обычном доме в горах.
- Да никто не говорит о том, чтобы вы поселились в хижине, - фыркнул Карви, - да Линно из кожи вон вылезет, но приведет тебя в хороший дом!
- Отец все равно не согласится. Он и так был очень недоволен, узнав, что мы не разорвали помолвку. А потом и вовсе… - Илма содрогнулась при одном лишь воспоминании о том браке, к которому принуждали ее дома, и осеклась. – Что нам делать? Матерь Божия, помоги!
- Подожди, пока не воцарится мир. Сердце подсказывает мне, что Линно не придется возвращаться в горы. Как ты думаешь, кто же будет здесь королем? Эло уже давно раскаялся во всем и начал бы разыскивать брата, если бы не война и это его ранение. Я очень надеюсь, что он все понял. Да и лучшего претендента на трон, чем Линно, нам не найти!
- Я тоже на это надеюсь. Но все же, если ему опять придется уходить… Вы – его крестный, Вы лучше его знаете, от чего ему труднее отвыкать?
- Я сегодня мало наблюдал за ним, - признался Карви, - честно, не до того было, но вот что я тебе скажу: легко отказаться от кольчуги, сработанной искусным мастером, сделавшим ее не только прочной, но и удобной. От надежно защищающих стен, от серебряных кубков, одежды из дорогих тканей… Это все быстро забывается. А вот что действительно трудно, так это уйти оттуда, где тебя любят. Он же знает, как к нему относятся здесь. Не только Пелас, который знает Линно с детства, или я, а все горожане. Сегодня я видел, как светлели лица, стоило ему только появиться. Ему достаточно просто молча быть рядом, и страх и тма из сердец уходят. Не грусти, - Карви вгляделся в лицо принцессы и увидел, что она вот-вот заплачет. – Все устроится! Господь нас не оставит!
А в замке Линно только-только справился со всеми делами. Оказавшись в своих покоях, он прислонился к двери спиной и огляделся. Он так долго отучал себя от всего того, что раньше было привычным и казалось незыблемым… Медленно, словно смакуя каждый миг, он переводил взгляд с одной вещи на другую.
Древние иконы, перед которыми молился еще его прапрадед… Серебряная лампа, тисовый лук на стене, украшенный сложным орнаментом, обитые светлым деревом стены. В детстве он часами рассматривал резьбу на них: грифоны… диковинные птицы… листья плюща…
- Пока я должен быть здесь, - сказал Линно сам себе, с удивлением прислушиваясь к звуку своего хриплого от усталости голоса, - все будет так, как прежде. А потом… потом я поеду в горы медленно, чтобы успеть привыкнуть к ученику лекаря.
Умывшись, он вынул из костяных футляров карты, внимательно рассмотрел их и в задумчивости откинулся на спинку кресла. Сил уже не было никаких, но и спать он не мог: напряжение долгого, полного забот дня дало о себе знать.
Помолившись, Линно устроился на подоконнике, обхватив колени руками. Там его застала полночь. Чуть приоткрыв ставню, он попытался хоть что-нибудь разглядеть в ночи. Повеяло осенним холодком, Линно завернулся в синий королевский плащ и усмехнулся. Весь день он проходил в грубой черной одежде, которую носил в горах, и только сейчас, переодевшись в первую попавшуюся в сундуке тунику, оказавшуюся светло-коричневой с узким золотым узором по краю рукавов, понял, почему на него сегодня смотрели в городе с такой жалостью…

Глава 4. Последняя строка


- Послание от императора, - Ирто спешился и бросил поводья подбежавшему воину из
королевской стражи. – Мне нужно видеть принца Линно. Немедленно!
- Его нет в замке, но скоро… - начал было стражник, но шум за стеной и звучный
напев рога заглушили его слова.
Ворота распахнулись, двор мгновенно заполнился: всадники пытались сдержать
разгоряченных коней.
- Это он, - сказал стражник за спиной Ирто.
Впрочем, мог бы и не говорить: Ирто узнал принца сразу.
И узнал бы, даже если бы Линно не ехал первым, даже если бы на его кольчуге не
было королевского герба… Слишком заметной была та ровная царственная уверенность,
что окружала его. По крайней мере, много повидавший и наблюдательный Ирто не мог
этого не увидеть.
«Что за чушь я нес тогда?! – в веселом ужасе думал он, быстрыми шагами пересекая
двор. – Линно – один из лучших лучников в округе, а я посоветовал ему учиться
стрелять… Где была моя голова?»
Он понимал, что благородный воспитанник короля Арвона не думает, что ему, Ирто,
нужно в чем-то извиняться, но все же лучше начать с этого…
- Ваше Высочество, умоляю Вас о прощении, - Ирто подошел к принцу, который уже
спешился, и низко поклонился.
Ответом ему был удивленный взгляд усталых серых глаз. Потом в них зажглись
веселые огоньки, и Линно, что-то вспомнив, улыбнулся.
- Все в порядке. Идем, у меня очень мало времени. Какие вести ты привез, дружище?
Ирто удивленно вскинул брови и пожал протянутую ему руку. «Теперь мы квиты, -
про себя пошутил он».

Наблюдая, как Линно пишет ответ на письмо императора, Ирто вспоминал, как был
здесь совсем недавно, когда Эло еще не был ранен… Прошло немного времени, а так
все изменилось. Даже на столе теперь был порядок, как и раньше.
- Мне нужно осмотреть посты, но я сейчас позову кого-нибудь, чтобы ты смог
отдохнуть и подкрепить свои силы…
- Благодарю, но чем быстрее я вернусь к моему господину, тем лучше.
- Хорошо. Тогда идем, - Линно приложил свой перстень к печати и подал свиток
Ирто.

- Ваш брат так и не пришел в себя, Ваше Высочество? – спросил Ирто, когда они
уже спускались по лестнице, ведущей во двор крепости.
- Нет. – Линно вдруг остановился, и Ирто пришлось схватиться за стену, чтобы
сохранить равновесие.
- Я думал, что друзьям всегда говорят «ты» - оглянулся принц.
Ирто широко улыбнулся и почему-то не нашел, что ответить.
Едва они ступили на камни двора, Линно махнул рукой, чтобы им подвели лошадей, и
повернулся к Ирто.
- Ангела-Хранителя в дороге! Я был рад нашей встрече!
- Надеюсь, что в следующий раз, когда я приеду, здесь все будет хорошо!
- Я вернулся только для того, чтобы защитить эту землю от внешних врагов. И все,
- глухо сказал Линно.
- А я не об этом. Я желаю тебе найти путь к миру, а не только победить в этой
войне. – Ирто хотел еще что-то добавить, но не успел. За его спиной послышались
чьи-то шаги и изумленный возглас.
С любопытством оглянувшись, он увидел, что на воине, держащем в поводу их коней,
просто лица нет. Ирто хотел было пошутить, спросив, не увидел ли он привидение,
но, приглядевшись, все понял.
Это был Кедун, когда-то кричавший Линно с крыльца деревенской харчевни, чтобы
тот убирался восвояси. Хотя теперь узнать того пьяницу в статном защитнике
королевства было трудно.
Посмотрев на Линно, Ирто увидел, что принц смущен и даже недоволен. Он взял
Кедуна в королевскую стражу, надеясь, что это поможет ему исправиться, но
постарался сделать так, чтобы не встречаться с ним. Или, по крайней мере,
оттянуть этот момент. Напоминать ему о прошлом Линно совсем не хотел.
Кедун, покраснев, вдруг вспомнил тот день, когда его друг Нокли, начальник
городской стражи, позвал его к себе и сообщил о том, что его берут на службу в
королевскую стражу.
- Ну, здравствуй, я думал, ты на мне крест поставил уже, - Кедун сел в кресло
напротив друга, пытаясь насмешливым тоном скрыть волнение, и стал рассматривать
луки и кинжалы, прикрепленные к стенам.
Нокли хмыкнул и покачал головой.
- Нет, вот читай, - он протянул другу свиток, - через два дня ты должен быть в
столице.
- Дружище! Спасибо! Я и не знал, что у тебя такие связи.
- Это не я, - рассмеялся Нокли, - и не знаю, кто там вспомнил о тебе. Я, если
честно, уже не верил, что тебя что-то может образумить. Прости.

- Видишь, Господь верит в тебя, - Ирто взял поводья из рук ошеломленного Кедуна.
– Не наноси Ему новых ран! Мы тоже верим!

- Карви! Карви! Да стой же! – Пелас догнал начальника стражи уже у ворот
крепости и поймал за рукав, словно боялся, что тот исчезнет. – Ты это куда?
- Домой, обедать. Я и Линно забираю.
- Как это?!
- Да очень просто! А то его тут замучают. Как дети малые, без него ничего решить
не могут, - ворчал Карви, вытаскивая рукав своей черной туники из крепких
пальцев лекаря. – Ты на него только посмотри, на нем же лица нет. Мы сегодня
победу одержали, на королевство больше никто посягать не станет, Линно вполне
заслужил отдых.
- Это ты мне говоришь?! – оскорбился Пелас. – Я пытаюсь уже третий час его
уговорить отдохнуть пойти.
- А я просто позвал пообедать.
- И он сразу согласился?! – с сомнением спросил Пелас.

- Побудь-ка здесь, я схожу, посмотрю, все ли у Эннун готово. – Карви чуть
надавил на плечо крестника, и тот послушно опустился на скамью.
- Спасибо, - одними глазами улыбнулся Линно. – У меня ни на что сил нет.
- Я-то вижу, - пробормотал Карви и, покачивая головой, ушел в дом.
Линно устало откинулся на спинку скамьи и закрыл глаза. Ничего, кроме усталости…
Над ним мягко шелестели ветви старого дуба, тоненько напевала какая-то пичужка.
Веки стали тяжелыми, и он почти провалился в беспокойную тьму сна, как вдруг
услышал торопливые шаги.
Илма выбежала на лужайку и в страхе остановилась. Линно был мертвенно бледен.
Вдруг он ранен? Как же он должен был устать, чтобы так выглядеть!..
- Друг мой, что с тобой? – зазвеневшим от тревоги голосом спросила принцесса.
- Какой прекрасный сон, - Линно глубоко вздохнул и медленно открыл глаза. Он
понимал, что перед ним Илма, но видел ее как в тумане.
- Ты не ранен?
- Нет, - Линно наконец очнулся и поднялся со скамьи. Он был не из тех, кто
останется сидеть, если собеседница стоит. – Со мной все в порядке, слава Богу! А
ты… - он вгляделся в лицо невесты, - давно здесь? Почему?
- Не так чтобы уж очень давно. Я тебе все расскажу, теперь, когда война
кончилась.
- Все рассказы потом, сначала нам нужно накормить его обедом, - Карви
остановился рядом со скамьей и улыбнулся крестнику, поднявшему на него глаза.
- Спасибо тебе за заботу, и за помощь Илме.
- Да уж, с этими принцессами столько мороки! Того и гляди норовят куда-нибудь
сбежать, - вздохнул Карви, - вместо того, чтобы преспокойно сидеть дома как
другие девушки. Я тобой горжусь, дитя мое, - уже совершенно серьезно сказал он
Илме. – А теперь идемте-ка обедать!

Едва распахнулись ворота замка, Линно и Карви, возвращавшиеся в крепость, с
изумлением увидели, что по лестнице медленно, опираясь на плечо лекаря,
спускается Эло. Никто еще не знал, что он пришел в себя, и все, кто был во дворе,
замерли: от Эло можно было ждать всего, чего угодно.
- И не вздумай развернуть коня и уехать, - прошептал Карви в спину крестнику.
- И не собираюсь, - сквозь зубы ответил Линно. – Я должен быть уверен, что с
братом все в порядке.
Он спешился, бросил поводья на руки подбежавшему воину и пошел навстречу брату.
Карви, отстав на пол-шага, шел следом.
- Государь мой, - Эло, прежде чем брат успел его удержать, низко поклонился, -
прости меня, я был безумен. Войди же в крепость и займи трон, принадлежащий тебе
по праву! – он хотел встать на колени, но покачнулся, и Линно, бросившись вперед,
подхватил его.
- Прости, прости, - Эло уткнулся брату в плечо и разрыдался.
Линно со слезами на глазах осторожно обнял его:
- Слава Богу, ты пришел в себя! Теперь будешь выздоравливать!


Ирто только вернулся из опасного и долгого путешествия и теперь шел от
императора, устало кивая встречным. Завернув за угол, Ирто увидел, что у его
крыльца стоит незнакомый воин, держа в поводу серого коя.
Ирто вздохнул: ехать куда-нибудь еще просто не было сил. Впрочем, понял он,
приглядевшись, этот человек не мог быть посланцем императора.
- Я хозяин этого дома, ты ко мне? – спросил Ирто, подходя ближе.
- Да, благородный господин, - гонец торопливо, но с достоинством поклонился. –
Письмо от принца! – и он подал Ирто свиток.
Ирто с улыбкой кивнул и сломал печать. Тут же его улыбка стала еще шире: он
получил приглашение на свадьбу и коронацию. Судя по всему, Линно писал в большой
спешке. Ирто смог разобрать последнюю строчку, только когда поднес письмо
поближе к фонарю в виде совы, висящему у крыльца. Он прочитал и с довольным
видом повернулся, ища глазами купола собора.
- Слава Богу! – с благодарностью выдохнул он.
Всего четыре слова, но каких! Как драгоценны они были!
В конце письма Линно написал:

«Путь к миру найден».
2007-2010
  





проза Каталог творчества. Новое в данном разделе.
  Художник (Андрей Рублёв)
( Клоков Алексей Борисович )

  Adagio Адажиа - Гимн Любви
( Хомелев Г.В. )

  Молодая семья и отношения с родителями. Размышляя над словами Евангелия
( Наталия Владимировна Смольникова )

  Пора браться за ум.
( Храпов Владимир Викторович )

  ЕГОРКА И ВОССТАНОВЛЕНИЕ ХРАМА
( Храпов Владимир Викторович )

  Благовещение. 2019. Х., м. 30/60
( Миронов Андрей Николаевич )

  Ныне Бог родился. 2018. Холст, масло. 50/50
( Миронов Андрей Николаевич )

  Отец Серафим (Роуз) в своей келье. 2018
( Миронов Андрей Николаевич )

  Христос в доме Марфы и Марии. 2018. Х., м. 80/70
( Миронов Андрей Николаевич )

  Спас Нерукотворенный. 2018. Д., м. 59,4/46,5
( Миронов Андрей Николаевич )

  и всё же мы - Ангелы...
( Екатерина Фролова (Катрены Феп) )

  Перо Ангела.
( Екатерина Фролова (Катрены Феп) )

  Ангел-Хранитель.
( Екатерина Фролова (Катрены Феп) )

  Ангел печали.
( Екатерина Фролова (Катрены Феп) )

  Молитву начну сначала
( Зоя Верт )

  Моя Рязань
( Наталия Владимировна Смольникова )

  Преподобному Иосифу Исихасту Афонскому
( Зоя Верт )

  Преподобный Силуан Афонский. 2018. Холст, масло. 50/40
( Миронов Андрей Николаевич )

  Динарий кесаря. 2018. Холст, масло. 70/100
( Миронов Андрей Николаевич )

  Добродетель и смирение. 2018. Холст, масло. 60/60
( Миронов Андрей Николаевич )

  Камо грядеши? 2018. Холст, масло. 50/80
( Миронов Андрей Николаевич )

  Преображение Господне. 2018. Холст, масло. 70/90
( Миронов Андрей Николаевич )

  Мне бы тело молодое
( Красильников Борис Михайлович )

  Можно ливнем разрыдаться
( Красильников Борис Михайлович )

  Маленький подмастерье под небом Бога…
( Ружин Сергей Николаевич )

  Казино…
( Ружин Сергей Николаевич )

  Маленький подмастерье под небом Бога…
( Ружин Сергей Николаевич )

  Оставлен рай — и брат восстал на брата...
( Зоя Верт )


Домой написать нам
Дизайн и программирование
N-Studio
Причал: Христианское творчество, психологи Любая перепечатка возможна только при выполнении условий. Несанкционированное использование материалов запрещено. Все права защищены
© 2020 Причал
Наши спонсоры: