Христианская проза
Христианская поэзия
Путевые заметки, очерки
Публицистика, разное
Поиск
Христианская поэзия
Христианская проза
Веб - строительство
Графика и дизайн
Музыка
Иконопись
Живопись
Переводы
Фотография
Мой путь к Богу
Обзоры авторов
Поиск автора
Поэзия (классика)
Конкурсы
Литература
Живопись
Киноискусство
Статьи пользователей
Православие
Компьютеры и техника
Загадочное и тайны
Юмор
Интересное и полезное
Искусство и религия
Поиск
Галерея живописи
Иконопись
Живопись
Фотография
Православный телеканал 'Союз'
Максим Трошин. Песни.
Светлана Копылова. Песни.
Евгения Смольянинова. Песни.
Иеромонах РОМАН. Песни.
Жанна Бичевская. Песни.
Ирина Скорик. Песни.
Православные мужские хоры
Татьяна Петрова. Песни.
Олег Погудин. Песни.
Ансамбль "Сыновья России". Песни.
Игорь Тальков. Песни.
Андрей Байкалец. Песни.
О докторе Лизе
Интернет
Нужды
Предложения
Работа
О Причале
Вопросы психологу
Христианcкое творчество
Все о системе NetCat
Обсуждение статей и программ
Последние сообщения
Полезные программы
Забавные программки
Поиск файла
О проекте
Рассылки и баннеры
Вопросы и ответы
 
 Домой  Христианское творчество / Александр Петров / Враг возлюбленный Войти на сайт / Регистрация  Карта сайта     Language христианские стихи поэзия проза графикаПо-русскихристианские стихи поэзия проза графика христианские стихи поэзия проза графикаПо-английскихристианские стихи поэзия проза графика
христианские стихи поэзия проза графика
христианские стихи поэзия проза графика
Интересно:
Рекомендуем посетить:

 


Враг возлюбленный

Солнечное майское утро 1965 года. Поезд «Берлин - Москва» точно по расписанию бесшумно подкатывает к перрону Белорусского вокзала. Из сверкающего лаком вагона-люкс выходит элегантный мужчина в светлом дорожном костюме. В кармане его пиджака лежат паспорт на имя Рихарда Старка и членский билет ответственного секретаря Общества дружбы «ФРГ-СССР».

Расписание дня весьма напряженное, поэтому герр Старк стремительной походкой направляется в сторону площади, где его ожидает посольский «Опель-Адмирал». Следом за ним едва поспевают носильщик с чемоданами и двое крепышей в штатском с военной выправкой.
Без трех минут десять Рихард Старк занимает свое место на гостевой трибуне Красной площади. Во время напыщенных пустых речей коммунистических лидеров немец в цейсовский бинокль рассматривает приглашенных. Он ищет человека, ради которого приехал в эту чужую непонятную страну. Его глаз за многие годы привык из тысяч объектов отбирать лишь необходимое. Нет, его здесь нет: Рихард бы непременно увидел.

Начинается военный парад, первый с 1945 года. Трибуны оживают, все до одного прилипают к биноклям. Не мудрено: большая часть иностранных гостей в той или иной мере связаны с разведками стран потенциальных противников СССР. Только Рихард Старк техникой не интересуется. Он, как действующий профессиональный военный, и без того осведомлен о ней предостаточно. Сейчас жадно всматривается он в живые лица русских военных.

Какие вы сегодня, дети вчерашних врагов? Лица ваших фанатичных отцов в большинстве своем были грубы и неотесанны. Сегодняшние лица солдат удивляют приятностью. Многие даже арийски красивы. В глазах читаются разум, мужество, спокойствие уверенных в себе мужчин. Будто прошли они сквозь очистительный огонь, и отцовское уродство отслоилось окалиной. А под ней оказались нормальные человеческие лица. Да, красивое поколение вырастает. И если их неотесанных папаш, «выродков коммунизма» победить не удалось - этих парней тем более не сломить.

Ну, что ж, значит, он был прав, когда еще десять лет назад утверждал в докладе Бундесверу: рассматривать русских в качестве противников крайне нежелательно; в отношении с ними нужно искать мир. В кулуарах он услышал тогда за спиной: «Это тебя сибирские морозы испугали?» Никто не решился бы сказать это ему в глаза. Его везде и все уважали. Его авторитет был несокрушим. Слава неслась впереди него по всем странам, где он воевал. Наградной лист походил на список всех орденов, медалей и знаков отличия Германии. Бойскауты дрались за честь помыть пол в кабинете Рихарда Старка, почистить его сапоги.

Действительно, моложавый немец, стоящий на Красной площади, - никто иной, как человек-легенда, супер-ас фашистского «Люфтваффе», сбивший во время войны более трехсот советских самолетов.

Прибыл же он в Советскую Россию с одной лишь целью: встретиться со своим другом-врагом, коллегой, которому удалось сбить его самого - Иваном Кукановым.

Тот роковой для себя бой, Рихард вспоминает до сих пор со смешанным чувством восторженного трагизма. Ни до, ни после - не удалось ему встретить достойного соперника в небе. Словно невидимая могучая сила помогала Ивану в том бою. Изощренная беспроигрышная тактика, отточенные приемы боя, гениальное чутье потомственного охотника Старка - в том бою оказались бесполезны. Не он, увенчанный славой на лучшем истребителе «Мессершмитт Bf-109», а русский соперник на фанерном ЯК-3 стал «охотником за дичью». Единственный раз за всю блестящую карьеру Рихард Старк чувствовал себя беспомощной перепелкой, с которой играет свирепый ястреб прежде нанесения смертельного удара железным клювом в мягкую беззащитную холку.

По всем законам воздушного боя машину Рихарда после изящного удара должно было разнести в клочья. Много раз он сам проделывал этот трюк: пикируешь с высоты сзади на жертву, прикрываясь солнцем, сближаешься до 50-70 метров, держишь центр машины в перекрестии прицела, - и ба-бах! - корпус самолета противника разлетается в мелкие осколки. Какой там киношный шлейф черного дыма! Какой там драматический воющий полет по нисходящей параболе к земле. Удар, секундный взрыв - и до земли долетают мелкие хлопья серого пепла.

И этот русский Иван с лицом конюха повторяет его коронный удар. Кому! Легендарному Рихарду Старку. Всего секунду проходит Рихард сквозь кучевое облако. Всего на миг теряет Ивана из виду - а тот уже сверху-сзади несется на него, выплескивая экономную порцию свинца. Немного позже Рихард понял, что спасло ему жизнь. Этот русский медведь ударом одной лапы убил двух зайцев. Во-первых, он разнес хвост, изрисованный черными ромбами, по числу сбитых русских самолетов. Во-вторых, оставил Старка живым для последующей встречи. И эта встреча состоялась.

Рихард сумел выпрыгнуть из обрубка машины и успешно приземлился на территории врага. Разумеется, его взяли в плен. Чуть позже сбили Ивана над оккупированной немцами Польшей. Лесами добирался он «до своих» и попал в «гостеприимные» руки «особистов».

Свиделись же два соперника в камере Бутырской тюрьмы. Иван встретил его с таким видом, будто с минуты на минуту ждал, как долгожданного гостя. Рихард еще во время войны неплохо изучил русский язык, а уж во время допросов освоил его вполне основательно, со всеми «тонкостями» тюремного «диалекта».
Сначала в Бутырке, потом в Магаданском лагере, в течение десяти лет они держались вместе. В сознании Рихарда до встречи с Иваном сложился такой портрет единственного достойного соперника в небе: человек-машина с каменным лицом и беспощадными глазами. На поверку Иван оказался улыбчивым добродушным парнем, скорее флегматичного склада характера. Рихарда более всего интересовало, где и как он выучился такой виртуозной тактике воздушного боя.
- Нас обучали летать всего два часа, - огорошил его Иван. - Чему за это время можно научиться? Разве только рычагами двигать.
- Как два? - не поверил Рихард.
- Так…
- Да у нас триста часов учебного летного времени! А потом ведомым, под прикрытие аса, пока самостоятельным не станешь.
- А у нас два часа - и сразу в бой.
- Да это все равно, что ребенка - прямиком в мясорубку!
- Как видишь, в небе я тебя побил, - Иван хмыкнул. - И на свой кукан подвесил.
- Какой еще кукан?
- Охотничий… на которых подбитых птичек и зверьков нанизывают.
Рихард, открыв рот, глядел на Ивана и думал, что тот, или большой ребенок, или талантливый актер. Но дальше тот рассказал вообще немыслимое.
По количеству ромбов на хвосте «Мессера» Иван узнал, кто перед ним, и доложил об этом командованию. Ему напомнили, что за голову Старка назначена огромная награда в десять тысяч рублей и звание Дважды героя. Так что ты, Ваня, постарайся! А уж Родина тебя в лице командования не забудет! А когда Иван после поражения фашистского аса напомнил командирам о награде, те обещанное «забыли». Ивану же заниматься доказательствами было недосуг: он воевал.

В советском лагере Рихард выжил благодаря стальной воле и непреклонному духу потомственного воина. Иван же во всех конфликтах одерживал верх добродушием и спокойным терпением. Например, после драки с каким-нибудь звероподобным уркой Иван нес поверженного до нар на собственных руках. И ухаживал за ним, как мать за ребенком, пока тот не поправится.
Смерти они оба не боялись. У Рихарда это в крови, родовое, воинственное. Его храбрость и роковое отчаяние сплетены с генами, подобно кожаным лентам бича. Для мужчины его рода самое главное - это в час смерти знать, что он не сдался, не струсил, но сделал все возможное для уничтожения врага. Дальше: смерть, провал в ничто. Иван как-то удивил Рихарда в который раз:
- Знаешь, смерти вообще нет, - сказал он, как всегда спокойно, с доброй улыбкой. - Там, после смертного часа, начнется новая жизнь, только гораздо лучше: в светлом, красивом, богатом саду.
- Ерунда все это! - взорвался Рихард. - Сказки для глупых детей.
- А я в это верю, - невозмутимо произнес Иван. - Мне бабушка в детстве об этом рассказывала. А потом на сороковой день после ее смерти я сам видел бабушку в том саду. Она стояла на пороге большого красивого дома и улыбалась мне. Она меня там ждет.
- Да галлюцинации это, понимаешь! Мираж!
- Что это ты так волнуешься? - пожал Иван плечами. - Не хочешь, не верь. Я тебя не заставляю. Только жизнь без этой веры ничего не стоит.

…И вот генерал Старк в «Опель-Адмирале» едет в сторону бывшего предместья Москвы - Елохова. Шофер останавливает лимузин напротив двухэтажного особняка с лепными белыми кариатидами и балкончиками на аккуратном бирюзовом фасаде. Конечно, это не старинный родовой замок Старка на берегу горного озера… Но во всяком случае, кажется, величайший летчик войны полковник Куканов хоть сейчас признан и отмечен властью за его заслуги перед отечеством.

Слышал Старк, что после смены Советского руководства отношение власти к ветеранам и к истории войны изменилось. Вот и первый парад состоялся после двадцати лет полного забвения, фильмы о войне стали снимать, историю войны преподавать начинают. А то ведь молчали о своей победе, как о чем-то позорном… Таинственная страна, непонятная…

Рихард Старк с шофером подходят к солидной двери парадного подъезда, шофер пытается открыть - она заколочена. Они обходят дом и оказываются во дворе. С этой стороны особняк обшарпан, в потеках. Во дворе всюду грязь, в воздухе висит кисло-горький смрад. Вверх по лестнице, пропахшей керосином, с закопченными стенами и потолками, поднимаются они на второй этаж. Дверь квартиры номер два облеплена десятком разномастных звонков с табличками. Генерал с трудом разглядывает фамилию Куканов и брезгливо давит кнопку звонка. Дверь открывается почти сразу, и на пороге замирает, словно бежавший куда-то мальчик лет десяти. По длинному коридору, завешанному тазами и одеждой он ведет гостей на кухню. Здесь за одним из десяти фанерных столов худющий мужчина в шароварах и синей майке разжигает закопченный примус.
- Дядя Ваня, к тебе пришли! - звонко кричит мальчуган и остается стоять в дверях.
- Нет у меня денег, мужики, - бурчит Иван, не оглядываясь. - Пустой я сегодня.
- А я в гости со своим харчем, Иван, - звучит за его спиной четкий голос с легким немецким акцентом. Потом по-немецки: - Курт, поставьте корзину на стол и можете идти.

… Спустя несколько часов Рихард встает из-за стола и прощается. Он обнимает костлявую спину Ивана и незаметно сует в карман сатиновых шаровар тугую пачку советских сотенных купюр: десять тысяч рублей - огромные деньги! Как раз не полученная премия за сбитого немецкого аса. Затем резко отворачивается и быстро выходит.
- Дикая страна! - шепчет взбешенный Рихард, спускаясь по лестнице. - Несчастный народ. Бедный, бедный Иван. Так опуститься!.. И самое страшное - ничего не надо. Унтерменшен… Прочь отсюда, прочь!

Спустя полчаса из дому выходит Иван в сильно поношенном, но аккуратно выглаженном костюме при чистой белой рубашке. К нему под ноги подкатывает человек. Вернее, половина человека: над тележкой возвышается верхняя часть туловища. Задумчивый Иван чуть не сбивает его своими ногами. Инвалид, брызжа слюной, хрипит:
- Что, гад, в День победы ветерана войны задавить хочешь?
- Прости, брат, - Иван в засаленную шапку кладет сотенную купюру.
- Зажирел, крыса тыловая, - не унимается человеческий обрубок, - какие деньжищи на нашей кровушке заработал!
- С праздником Победы, солдат, - дружелюбно улыбается Иван и проходит дальше.
- Крыса тыловая!.. Во карманы набил! - слышит он за спиной удаляющийся хрип.
Иван стоит в Богоявленском Соборе. Такой маленький человек - в огромном кафедральном соборе. Его толкают прихожане. Перед вечерней службой все спешат приложиться к знаменитой иконе Казанской Богородицы. Вот она: тоже маленькая, неброская по сравнению с огромным величественным иконостасом. Но именно к ней идут и едут со всей Москвы, со всей России. Это Она спасла Россию от врагов, в который раз.

Маленький человек в темном неприглядном костюмчике стоит перед маленькой темненькой иконкой.
- Ну вот, Матушка моя, снова в гости к Тебе пришел. А к кому мне еще? Был у меня сегодня дома враг мой… друг мой… Очень хороший и добрый человек. Только жалко мне его, ох, как жалко! Все чего-то колготит, да суетится… Слава, почести, деньги все какие-то - смешно прям. А впереди у него - пустота. Не верят они там у себя в Царство Небесное, Ты представляешь?.. Да как это?.. Как жить без этого? Для чего тогда? Ты мне помоги, Матушка Владычица. Я не знаю как. Правда не знаю. Но Ты Сама сделай, как лучше. Только молю, спаси его, неразумного. Он хороший, только родился не там. Но ведь не зря же он сюда приехал - в такую даль. Что в России еще делать, как не душу спасать? Вот и спаси его. Матушка Богородица, спаси его, а?..

Иван рассеянно шарит по карманам, достает пачку денег и неловко сует в ящик для пожертвований.
- Вот он тут оставил… Прими, Матушка, во спасение души его. Прости меня, ежели что…
  





христианские стихи поэзия проза графика Каталог творчества. Новое в данном разделе.
  Христос Воскрес! (в исполнении Ольги Дымшаковой)
( Владимир Фёдоров )

  С Девятым Мая, с Днём Победы!
( Артемий Шакиров )

  Жесткое слово
( Федорова Людмила Леонидовна )

  Сидоров Г. Н. Христиане и евреи
( Куртик Геннадий Евсеевич )

  Скорбь
( Красильников Борис Михайлович )

  Портрет игумена Никона (Воробьёва). 2021. Холст, масло. 60×45
( Миронов Андрей Николаевич )

  Богоматерь с Младенцем. 2021. Холст, масло. 70×50
( Миронов Андрей Николаевич )

  Апостол и евангелист Марк. 2020. Холст, масло. 60×60
( Миронов Андрей Николаевич )

  Отец Иоанн (Крестьянкин). 2020. Х., м. 60/45
( Миронов Андрей Николаевич )

  Апостолы Пётр и Павел. 2021. Холст, масло. 60×60
( Миронов Андрей Николаевич )

  Притча о неверном управителе. 2021. Холст, масло. 60×70
( Миронов Андрей Николаевич )

  Не знаю вас (Я дверь овцам). 2011, 2021. Холст, масло. 50×50
( Миронов Андрей Николаевич )

  Призвание апостола Матфея. 2010, 2020 г.. Холст, масло. 85×70
( Миронов Андрей Николаевич )

  Явление Христа апостолам (Уверение Фомы). Авторское повторение. 2017, 2021. Холст, масло. 70×60
( Миронов Андрей Николаевич )

  Притча о купце и жемчужине. 2020. Х., м. 85/120
( Миронов Андрей Николаевич )

  Христос в доме Симона фарисея. 2020. Х., м. 85/120
( Миронов Андрей Николаевич )

  Перед Святым Рождением Христа
( Цветкович Ольга Львовна )

  Автор Мария Алексеевна Тихонова. Редактор Сугоняко Анастасия Сергеевна. Книга Моих Воспоминаний
( Тихонова Мария Алексеевна )

  Вот и всё...
( Красильников Борис Михайлович )

  Сидоров Г.Н. Размышления о судьбах Церкви
( Куртик Геннадий Евсеевич )

  На пороге
( Куртик Геннадий Евсеевич )

  Навеянное эпидемией
( Красильников Борис Михайлович )

  Дождь
( Геннадий Куртик )

  Преподобный Гавриил (Ургебадзе) Самтаврийский, исповедник и Христа ради юродивый. 2020. Холст, масло. 60/40
( Миронов Андрей Николаевич )

  Пелагея Рязанская. 2020 г. Холст, масло. 35/25
( Миронов Андрей Николаевич )

  Гость. 2019. Холст, масло. 60×30
( Миронов Андрей Николаевич )

  Царь Иудейский. 2019 г. Холст, масло. 70/60
( Миронов Андрей Николаевич )

  Се, Мати твоя. 2020 г. Холст, масло. 50/50
( Миронов Андрей Николаевич )


Домой написать нам
Дизайн и программирование
N-Studio
Причал: Христианское творчество, психологи Любая перепечатка возможна только при выполнении условий. Несанкционированное использование материалов запрещено. Все права защищены
© 2022 Причал
Наши спонсоры: