Христианская проза
Христианская поэзия
Путевые заметки, очерки
Публицистика, разное
Поиск
Христианская поэзия
Христианская проза
Веб - строительство
Графика и дизайн
Музыка
Иконопись
Живопись
Переводы
Фотография
Мой путь к Богу
Обзоры авторов
Поиск автора
Поэзия (классика)
Конкурсы
Литература
Живопись
Киноискусство
Статьи пользователей
Православие
Компьютеры и техника
Загадочное и тайны
Юмор
Интересное и полезное
Искусство и религия
Поиск
Галерея живописи
Иконопись
Живопись
Фотография
Православный телеканал 'Союз'
Путь к Богу
Максим Трошин. Песни.
Светлана Копылова. Песни.
Евгения Смольянинова. Песни.
Иеромонах РОМАН. Песни.
Жанна Бичевская. Песни.
Ирина Скорик. Песни.
Православные мужские хоры
Татьяна Петрова. Песни.
Олег Погудин. Песни.
Ансамбль "Сыновья России". Песни.
Игорь Тальков. Песни.
Андрей Байкалец. Песни.
О докторе Лизе
Интернет
Нужды
Предложения
Работа
Вопросы психологу
Христианcкое творчество
Все о системе NetCat
Обсуждение статей и программ
Полезные программы
Забавные программки
Поиск файла
О проекте
Рассылки и баннеры
Вопросы и ответы
Наши друзья
 
 Домой  Статьи / Александр Блок: любовь, верность, жизнь.... Войти на сайт / Регистрация  Карта сайта     Language блок, поэзияПо-русскиблок, поэзия блок, поэзияПо-английскиблок, поэзия
блок, поэзия
блок, поэзия
Литература
Живопись
Киноискусство
Статьи пользователей
Православие
Компьютеры и техника
Загадочное и тайны
Юмор
Интересное и полезное
Искусство и религия
Поиск

Помогите построить храм!
Интересно:
Google
Web www.priestt.com
Рекомендуем посетить:

 
Александр Блок: любовь, верность, жизнь....
( Т. Н. Александрова )

блок, поэзия При всей своей гениальности и неповторимости Александр Блок - истинный русский интеллигент своего времени со всеми скрытыми недостатками и явными достоинствами. В то сложное время, когда явственно ощущался дух грядущих перемен, будораживший умы и чувства наиболее просвещенной части общества довольно сложно было остаться в стороне. И тем более такому настоящему представителю своей эпохи, Александру Блоку, с его восторженной и при этом сомневающейся натурой.
Он мог себе позволить быть уникальным, его любили читатели огромной и всепрощающей любовью. Его поставили на пьедестал русской поэзии и взирали снизу с почтительным вниманием, ловя каждое его произведение, оценивая его заранее и не сомневаясь в совершенстве.
Блок глубоко чувствовал свое время, но бушевавшие страсти не давали возможности восстановить душевное спокойствие, так необходимое, чтобы обрести истинное понимание момента. Эти внутренние противоречия были настоящей причиной резких колебаний настроений у поэта, когда наступали длительные депрессивные периоды, сменявшиеся яркими творческими всплесками.
Наблюдая разрушительные процессы привычного мира, Блок надеялся увидеть новое, но результат переустройства общества его разочаровал и практически убил. Его внутренние силы не выдержали давления революционных перемен. Он никогда не стремился стать наставником человечества, ему вполне хватало лирики. Творчество Блока не всегда отмечено обязательным присутствием идеи, правильной или неправильной. Александра Блока лучше принимать как поэта без его сомнительных признаний и мистических настроений.

Жизнь – без начала и конца.
Нас всех подстерегает случай.
Над нами – сумрак неминучий
Иль ясность Божьего лица.
Но ты, художник, твердо веруй
В начала и концы. Ты знай,
Где стерегут нас ад и рай.
Тебе дано бесстрастной мерой
Измерить все, что видишь ты.
Твой взгляд – да будет тверд и ясен.
Сотри случайные черты –
И ты увидишь: мир прекрасен.
(«Возмездие»)
A.Блок

В жизни Блока навсегда оставили след сложные семейные отношения родителей, завершившиеся полным разрывом. Блок практически лишился отца, общаясь с ним в дальнейшем лишь от случая к случаю, но при этом сохранил все фамильные черты и наклонности. И все же лучшим, что присуще его внутренним качествам он обязан матери и ее семье. На воспитание будущего поэта влияли дед, Андрей Николаевич Бекетов, служивший ректоров в Петербуржском университете, который был довольно известным ученым и занимался изучением растений. И бабушка, Елизавета Григорьевна. Она занималась переводами иностранных произведений таких популярных иностранных авторов как Флобер, Мопассан, Жорж Санд, Диккенс, Вальтер Скотт и т.д. Возможно, именно от нее внук получил в наследство литературные способности.

Все четыре ее дочери обладали литературными талантами, и профессиональной писательницей стала только одна из них, Софья Андреевна. Старшая, Екатерина Андреевна занималась и поэзией и прозой. Стихотворение «Сирень» стало модным романсом, благодаря музыке композитора С.В.Рахманинова. Младшая дочь Мария Андреевна писала для детей, а впоследствии изложила жизнеописание своего племянника в виде интересного повествования для подрастающего поколения.

Третья сестра, Александра Андреевна, которая и была матерью А. Блока, хорошо владела иностранными языками и пошла по стопам бабушки став переводчицей, была поклонницей поэзии и лирики, отличалась особой религиозностью и считала своим истинным предназначением первую очередь стать хорошей женой и матерью. Но брак Аси Бекетовой и сложного по своей натуре Александра Львовича Блока стал настоящей семейной трагедией и лишил девушку всех ее радужных надежд. Они жили далеко от семьи в Варшаве, и муж получил возможность безнаказанно пользоваться своей властью над женой. Его ревность принимала чудовищные формы, он бил и морил Александру Андреевну голодом, что стало причиной рождения их первенца мертвым. Почувствовав себя беременной снова, она предпочла вернуться к родителям, где 16 или 28 ноября по старому стилю 1880 года появился на свет Александр Блок. Его тетя Мария Бекетова впоследствии отмечала, что маленький Саша отличался живым и неутомимым характером, но при этом был довольно трудным ребенком, капризным, своевольным, требовательным и крайне категоричным. В изданном ее биографическом произведении достаточно большое количество семейных подробностей, но о религиозном воспитании сказано, крайне мало.

Семья жила в Петербурге, выезжая на лето в подмосковное имение Шахматово, что в Клинском уезде.
Шахматово.Современный вид

Именно красота этих родных для поэта мест оказала в дальнейшем большое влияние на живые творческие образы. Здесь просто веяло истинной Русью, что нашло отражение в следующих поэтических строках Блока:

О Русь моя! Жена моя! До боли
Нам ясен долгий путь!»

Об особом отношении Блока к Шахматову писал Андрей Белый, при этом в присущей всей русской интеллигенции манере. Настоящая Русь не московская, вера - только не православие, христианство без влияния Церкви и власть не сегодняшняя.
В 1898 году Саша Блок поступает в гимназию, но не проявляет интереса к обучению, ему скучно, и только древние языки вызывают у него интерес, что отличает его от многих поэтов того времени. Но будущий поэт уже слышал медное звучание латыни, которое сформировалось благодаря театру и первым страстным юношеским порывам.
Шахматово. 1890-е годы

Любовное увлечение становится постоянным с 1894 года и именно недалеко от Шахматова в имении Менделеевых Боблове в 1989 году происходит первое осознанное свидание.

Сохранились фотографии, где Блок позирует в костюме Гамлета, а в роли прекрасной Офелии выступает Любовь Дмитриевна. Этот известный снимок - практически единственное достоверное подтверждение женской красоты у довольно простой на наш сегодняшний взгляд, девушки, в которой Блок увидел настоящий древнерусский идеал.
Музей Боблово

Он очень нестандартным образом соединил в своем творчестве образ средневековых трубадуров и истинно русской красавицы, такое причудливое сочетание довольно часто встречается в поэзии Серебряного века, и в литературе, в общем, и таящаяся в нем опасность в будущем дала себя знать.

Любовь Дмитриевна Мендлеева в роли Офелии. 1898 год

Любовь Дмитриевна считала, что именно роль Офелии подтолкнула ее к Блоку, но романтическое увлечение быстро прошло, и уже довольно скоро она стала стесняться своих уже прошедших чувств. Для Блока же это стало новым творческим периодом.

Я шел во тьме к заботам и веселью,
Вверху сверкал незримый мир духoв.
За думой вслед лилися трель
за трелью
Напевы звонкие
пернатых соловьев.
И вдруг звезда полночная упала,
И ум ужалила змея…
Я шел во тьме, и эхо повторяло:
«Зачем дитя Офелия моя?»

Окончив обучение в гимназии, А. Блок в 1898 году поступил на юридический факультет университета в Петербурге, но вскоре изменил свое мнение и предпочел перевестись на историко-филологический в 1901 году.
Внутренние переживания молодого поэта были гораздо серьезнее, чем просто юношеское увлечение, такое земное чувство обладало некоторыми мистическими отзвуками. Таинственные и грозные веяния уже неминуемо приближались к России. Его собственный духовный опыт следовал из общественного, созданного многими поколениями. «Из событий, явлений и веяний, особенно сильно повлиявших на меня, так или иначе, я должен упомянуть: встречу с Вл. Соловьевым, которого я видел только издали; знакомство с М.С. и О.М. Соловьевыми, З.Н. и Д.С. Мережковскими и с А. Белым», – писал Блок в автобиографии (Блок А. Собр. Соч. в 6 тт. Т. 5. М., 1982. С. 75).
В тот же период, когда уже шла поэтическая работа посвященная образу «Прекрасной Дамы» Блок познакомился с творчеством В. Соловьёва. «Семейные традиции и моя замкнутая жизнь способствовали тому, что ни строки так называемой “новой поэзии” я не знал до первых курсов университета, – вспоминал поэт. – Здесь в связи с острыми мистическими и романтическими переживаниями всем существом моим овладела поэзия Вл. Соловьева. До сих пор мистика, которой был насыщен воздух последних лет старого и первых лет нового века, была мне непонятна. Меня тревожили знаки в природе, но все это я считал “субъективным” и бережно оберегал от всех» (Цит по: Бекетова М.А. Александр Блок. Биографический очерк. Л., 1930, С. 65).По этому поводу довольно справедливыми выглядят суждения М. Бекетовой. «Таким образом, влияние Соловьева на Блока приходится считать несколько преувеличенным: он только помог ему осознать мистическую суть, которой были проникнуты его переживания. И это было не внушение, а скорее радостная встреча близких по духу» (Там же).
Владимир Соловьев
Но насколько это высказывание не было бы верным, оно ни в коей мере не уменьшает влияние Соловьева на творчество Блока, который в свою очередь воспринимал Соловьева в очень ограниченном смысле, что было присуще и Белому и остальным его последователям. Все внимание концентрировалось на наиболее противоречивой, вызывающей много вопросов части учения о Софии, Вечной Женственности. Созданный образ красоты имеет двойственное восприятие из-за присущих черт переменчивости всего земного существования. Понимание Вселенского Добра, на котором основывается совершенный мир, это является основной идеей последнего творения Соловьева «Оправдание добра» над которым он работал с 1894 по 1897 год. «Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории» выглядит как ирония над своей жизнью и попыткой что-то исправить и оправдать. Христианское упокоение после покаянной исповеди у православного священника, все эти поступки, завершившие земной путь великого философа остались без внимания Блока.
Философия для Соловьева была первостепенной, поэзия всегда на втором плане. Но Блок воспринимал его в первую очередь как поэта и хотел видеть родственную душу. Но мистический Соловьев в своей душевной основе оставался христианином, тогда как для Блока, по словам К.В Мочульского «Божество открылось ему как космическое начало “Вечной Женственности”, а не как богочеловеческое лицо Христа. Он верил в Софию, не веря в Христа» (Мочульский К.В. Александр Блок. Андрей Белый. Валерий Брюсов. М., 1997. С. 81). Это очень спорное высказывание, так как Блок воспринимал все в виде откровений, в ином случае смысл просто отсутствует.

И Дух и Невеста говорят: прииди. (Апокалипсис)
Верю в Солнце Завета,
Вижу зори вдали.
Жду вселенского света
От весенней земли.
Все дышавшее ложью
Отшатнулось, дрожа.
Предо мной – к бездорожью
Золотая межа.
Заповеданных лилий
Прохожу я леса.
Полны ангельских крылий
Надо мной небеса.
Непостижного света
Задрожали струи.
Верю в Солнце Завета,
Вижу очи Твои.
(22 февраля 1902 г.)

Царившим в душе Блока мистическим настроения сопутствовал серьезный творческий порыв, стихи лились нескончаемым потоком, и только незначительная часть была издана. Первая попытка печататься провалилась. Журнал «Мир Божий» отказался сотрудничать с поэтом, стихотворения «Сирин и Алконост» и «Гамаюн, птица вещая» были признаны вредными с государственной точки зрения. Пророческий смысл не был замечен.

На гладях бесконечных вод,
Закатом в пурпур облеченных,
Она вещает и поет,
Не в силах крыл поднять
смятенных…
Вещает иго злых татар,
Вещает казней ряд кровавых,
И трус, и голод, и пожар,
Злодеев силу, гибель правых…
Предвечным ужасом объят,
Прекрасный лик горит любовью,
Но вещей правдою звучат
Уста, запекшиеся кровью!

Обращение к журналу «Скорпион» тоже не увенчалось успехом. Признанный создатель новой поэтической направленности редактор не оценил начинающего поэта, который уже на тот момент был признан и востребован широким кругом ценителей и почитателей его творчества. И здесь свою роль сыграла Александра Андреевна, которая лично знала Соловьева. Именно она отправила ему стихи Блока, который в свою очередь показал их Андрею Белому (Боря Бузгаев), он не только сам их оценил по достоинству, но довольно энергично сформировал целый творческий центр последователей А. Блока.

Тем временем период романтических чувств на расстоянии закончился из-за возникших между ним и объектом поклонения разногласий, основывавшихся на совершенно противоположных взглядах. Для Блока это оказалось настоящим ударом, у него возникали даже мысли о самоубийстве. Было написано предсмертное послание, противоречивое, отрицающее и взывающее к прощению одновременно: «В моей смерти прошу никого не винить. Причины ее вполне “отвлеченны” и ничего общего с “человеческими” отношениями не имеют. Верую во Единую Святую Соборную и Апостольскую Церковь. Чаю Воскресения мертвых и Жизни Будущего Века. Аминь. Поэт Александр Блок» (Блок Л.Д. И быль и небылицы о Блоке и о себе. С. 169). К нашему счастью трагедии удалось избежать. Как знать, может именно то, что Александра Дмитриевна довольно часто чувствовала потребность помолиться перед Казанской иконой Божией Матери и заходила в Казанский собор, при этом Блок ее сопровождал, уберегло семью от утраты. Но сама драма получила дальнейшее развитие.
Блок решил окончательно объясниться c Любовью Дмитриевной, что и состоялось 7 ноября 1902 года в Дворянской собрании, и им даже удалось договориться. Вскоре Блок сделал предложение, и оно было принято. Но учитывая, что все происходило под пристальным вниманием всего литературного общества, в дальнейшей семейной жизни грозили возникнуть серьезные проблемы.
Но 1903 год был для Блока довольно успешным. Он не только женился, венчание с Л.Д.Менделеевой состоялось 17 августа в селе Тараканово, что недалеко от Боблова и Шахматова.
Александр Блок и Любовь Менделеева. 1903

Но и впервые опубликовался. Его стихи появились сразу в нескольких уважаемых изданиях, таких как: «Литературно художественный сборник» Петербуржского университета, «Новый путь» и альманах Северные цветы». Уже в январе 1904 года Блок с женой отбыли в Москву, где близко сошлись с родственными душами Андреем Белым, Бобсовым, Бальмонтом, Поляковым, который был издателем «Скорпиона», Кречетовым и его женой, многими другими. Жизнь этого периода отличалась разнообразием. Блок выступает с докладом «Символизм как миропонимание» перед студенческим литературным кружком. Его слушателями были будущие русские религиозные философы П.А.Флоренский, В.Ф.Эрл и В.П. Свентицкий. Через две недели семейная чета Блоков вновь вернулась в Петербург. Результат поездки - издание сборника «Стихи о Прекрасной Даме» в «Грифе», сюда вошло 93 лирических произведения.
Лето семья по обыкновения проводила в Шахматове, где их посетили Соловьев, Андрей Белый и Петровский, друг Белого. На первый взгляд Блок с супругой были образцом семейного благополучия, но возникли некоторые моменты в общении, вызванные настроениями от «Стихов о Прекрасной Даме». Серьезное восприятие супруги поэта как земное и реальное воплощение Вечной Женственности, что было естественно для Блока как супруга, вызвало возникновение в восприятии окружающих некого обожаемого образа, что носило довольно опасный характер. Блок чувствовал окончание своего внутреннего мистического периода. «Чувствовать Ее – лишь в ранней юности и перед смертью, – записал он как раз в 1904 г. – Теперь побольше ума» (Блок А.А. Собр. соч. в 6 тт. Т. 5. С.105). Но окружающие продолжали его довольно активно навязывать, что было для поэтической натуры совершенно неприемлемо. Все чувства и переживания этого внутреннего конфликта Блок излил в пьесе «Балаганчик» в 1906 г
В. Э. Мейерхольд
Ставить пьесу взялся В.Э Мейерхольд, работавший на тот момент режиссеров в театре Комиссаржевской В.Ф. И, здесь театральный сюжетный треугольник Арлекин-Коломбина-Пьеро получил театральное отражение реально существовавшего Андрей Белый - жена Блока - и сам А. Блок. Отождествление Любови Дмитриевны с образом Вечной Женственности приняло в реальности земную и упрощенную форму. А. Белый попытался добиться ответных чувств от жены поэта, что, правда, ему не удалось. Но в какой-то момент Любовь Дмитриевна серьезно колебалась. Отношения осложнились и запутались, что в 1097 году чуть не привело к трагедии, все могло окончиться дуэлью. Общение с А. Белым было прервано и возобновилось лишь спустя три года, но уже в ровном и спокойном стиле. Хотя в записях Блока остался своеобразный отголосок: «Слишком во многом нас жизнь разделила» (Блок А. Собр. соч. в 6 тт. Т.5 С. 185).Семья была сохранена, но глубокий след остался в скрытой душеной травме Блока, и привело к злоупотреблению горячительными напитками.
«Незнакомка» не просто мистическое творение, это биографическое откровение поэта перед своими читателями.

… И каждый вечер друг единственный
В моем стакане отражен,
И влагой терпкой и таинственной,
Как я, смирен и оглушен…
…В моей душе лежит сокровище,
И ключ поручен только мне!
Ты право, пьяное чудовище!
Я знаю: истина в вине.
Блок довольно остро ощущал неестественный уклад всего общественного строя, где само понятие нравственных устоев носило крайне неясные очертания. Окружающие высказываются о нем как личности имеющей жизнеспособное начало, что противоречит устойчивому мнению о ясновидце и предсказателе. Именно так Блок выглядит на портрете К. А. Сомова, где он не понравился ни поэту, ни его близким.
Основу дальнейших преобразований общества Блок старался найти в собственном народе с помощью не христианства, а революционных тенденций. Может образ Христа в его сознании на тот момент был связан с людьми ему неприятными, причинившими душевные страдания. Но его очень близкий друг Евгений Павлович Иванов – был глубоко верующим человеком и именно церковно. В письме к нему Блок упоминает Христа: «Ведь я “иногда” Христом мучаюсь» (Блок А. Собр Соч. в 6 тт. Т. 6. С. 69). И тут же отвергает Его: «Никогда не приму Христа» (Там же. С. 82) И это не просто слова, глубокий душевный смысл нашел свое отражение в строках, посвященных Евгению Иванову:
Вот Он – Христос – в цепях и розах
За решеткой моей тюрьмы.
Вот агнец кроткий в белых розах
Пришел и смотрит в окно тюрьмы.
В простом окладе синего неба
Его икона смотрит в окно.
Убогий художник создал небо.
Но лик и синее небо – одно.
Единый, светлый, немного грустный –
За ним восходит хлебный злак,
На пригорке лежит огород капустный,
И березки и елки бегут в овраг.
И все так близко и так далеко,
Что, стоя рядом, достичь нельзя,
И не постигнешь синего ока,
Пока не станешь сам как стезя…
Пока такой же нищий не будешь,
Не ляжешь, истоптан,
в глухой овраг,
Обо всем не забудешь,
и всего не разлюбишь,
И не поблекнешь, как мертвый злак.
Дата создания 10 октября 1905 года, и 17 октября, а уже 17 октября 1905 года Блок идет в рядах революционных демонстрантов и несет красный флаг, что возможно и объединило красный флаг и образ Христа в розах в поэме «Двенадцать». Особенно эмоционально Блок воспринял революционные события 9 января 1905 года, мы знаем о них как о « кровавом воскресенье».
Шли на приступ. Прямо в грудь
Штык наточенный направлен.
Кто-то крикнул: «Будь прославлен!»
Кто-то шепчет: «Не забудь!»
<…>
Ведь никто не встретит старость
– Смерть летит из уст в уста…
Высоко пылает ярость,
Даль кровавая пуста…
<…>
Блок сохраняет революционную направленность своего творчества вплоть до создания произведения «Двенадцать», при этом оно носит сложный и противоречивый характер, литературные критики до сих пор не пришли к единому мнению. Стихотворение «Митинг», где выступление оратора заканчивается его смертью от вражеской пули, знаменующей злую силу, противопоставленную страстной демонической натуре:
Он говорил умно и резко,
И тусклые зрачки
Метали прямо и без блеска
Слепые огоньки.
<…>
И серый, как ночные своды,
Он знал всему предел,
Цепями тягостной свободы
Уверенно гремел.
Только смерть неожиданным образом просветляет и освобождает самого оратора:
И в тишине, внезапно вставшей,
Был светел круг лица,
Был тихий ангел пролетавший,
И радость – без конца.
<…>
Как будто, спрятанный у входа
За черной пастью дул,
Ночным дыханием свободы
Уверенно вздохнул.
Поэт покидает мир своих переживаний и начинает серьезно размышлять над процессами в стране и обществе:
Ты и во сне необычайна.
Твоей одежды не коснусь.
Дремлю – и за дремотой тайна,
И в тайне – ты почиешь, Русь…
«Из материала работы о русских заговорах и заклинаниях строится образ демонической колдовской Руси, – писал К.В. Мочульский. И здесь реальная Россия – разоренная и обездоленная, вынужденная влачить нищенское существование. Образ болота и пожаров, шабаш ведьм и ночные хороводя странных личностей, распутье и сомнения. Душа России мятущаяся и ищущая ответы на вопросы, скрытые непроглядным покровом тайны:
Живую душу укачала,
Русь, на своих просторах, ты…
Мастерское сочетание образов звуков и теней, противопоставление темных и светлых сил в загадочных литературных формах. Постепенное нарастание звучания:
И вот – она не запятнала
Первоначальной чистоты
У нищей истерзанной России душа по-прежнему жива, это впечатление создается благодаря озарению свыше священным светом. <…> На русской земле, смиренной и скудной, напечатлен Лик Христа. И чтобы понять Его – нужно стать странником, скитальцем, «нищим, распевающим псалмы». <…> «Путь» – «стремление» – «странничество» – «Россия» – «Христос» – такова линия нарастания лирической волны в стихах Блока» (Мочульский К.В. С.104).В христианском стиле получила название следующая книга Блока, которую увидели поклонники Блока в 1906 году - «Нечаянная радость».

По материалам сайта "Православие и мир", статья "Александр Блок: «эолова арфа» революции"

2010-12-06 21:36:41




Источник: http://www.pravmir.ru/aleksandr-blok-eolova-arfa-rev/


блок, поэзия Статьи. Новое в данном разделе.
Как следует воспитывать ребенка, чтобы он вырос добрым и заботливымКак следует воспитывать ребенка, чтобы он вырос добрым и заботливым
Книги Симеона Афонского. Библия в современных притчах.Книги Симеона Афонского. Библия в современных притчах.
Ораниенбаум и его дворцыОраниенбаум и его дворцы
Путешествие в НикосиюПутешествие в Никосию
Как укрепить душу во время поста?Как укрепить душу во время поста?
История Казанской иконыИстория Казанской иконы
  Христианская символика: Ихтус
  Пасхальные традиции
Пещерный город Чуфут-КалеПещерный город Чуфут-Кале
Что подарить ребенку на день святого Николая?Что подарить ребенку на день святого Николая?
Немного о Виннице, соборная площадьНемного о Виннице, соборная площадь
Рождественский пост: что можно и чего нельзя?Рождественский пост: что можно и чего нельзя?
Исаакиевский собор - музей для душиИсаакиевский собор - музей для души
Паломничество на АфонПаломничество на Афон
Англия. Холм святого МихаилаАнглия. Холм святого Михаила
Стамбул - столица двух культурСтамбул - столица двух культур
Неуловимая Босния и ГерцеговинаНеуловимая Босния и Герцеговина
Болгарский город НесебырБолгарский город Несебыр
Замок Буда в ВенгрииЗамок Буда в Венгрии
Интересно о СтамбулеИнтересно о Стамбуле

Домой написать нам
Дизайн и программирование
N-Studio
Причал: Христианское творчество, психологи Любая перепечатка возможна только при выполнении условий. Несанкционированное использование материалов запрещено. Все права защищены
© 2018 Причал
Наши спонсоры: