Христианская проза
Христианская поэзия
Путевые заметки, очерки
Публицистика, разное
Поиск
Христианская поэзия
Христианская проза
Веб - строительство
Графика и дизайн
Музыка
Иконопись
Живопись
Переводы
Фотография
Мой путь к Богу
Обзоры авторов
Поиск автора
Поэзия (классика)
Конкурсы
Литература
Живопись
Киноискусство
Статьи пользователей
Православие
Компьютеры и техника
Загадочное и тайны
Юмор
Интересное и полезное
Искусство и религия
Поиск
Галерея живописи
Иконопись
Живопись
Фотография
Православный телеканал 'Союз'
Путь к Богу
Максим Трошин. Песни.
Светлана Копылова. Песни.
Евгения Смольянинова. Песни.
Иеромонах РОМАН. Песни.
Жанна Бичевская. Песни.
Ирина Скорик. Песни.
Православные мужские хоры
Татьяна Петрова. Песни.
Олег Погудин. Песни.
Ансамбль "Сыновья России". Песни.
Игорь Тальков. Песни.
Андрей Байкалец. Песни.
О докторе Лизе
Интернет
Нужды
Предложения
Работа
О Причале
Вопросы психологу
Христианcкое творчество
Все о системе NetCat
Обсуждение статей и программ
Полезные программы
Забавные программки
Поиск файла
О проекте
Рассылки и баннеры
Вопросы и ответы
Наши друзья
 
 Домой  Статьи / Стратегический хирург России Войти на сайт / Регистрация  Карта сайта     Language <br />
Все врачебные ошибки имеют какие–то причины. Есть ошибки, которые связаны с недостаточным укомплектованием аппаратуры, а есть ошибки по халатности, но за любую из них должно быть наказание.По-русски<br />
Все врачебные ошибки имеют какие–то причины. Есть ошибки, которые связаны с недостаточным укомплектованием аппаратуры, а есть ошибки по халатности, но за любую из них должно быть наказание. <br />
Все врачебные ошибки имеют какие–то причины. Есть ошибки, которые связаны с недостаточным укомплектованием аппаратуры, а есть ошибки по халатности, но за любую из них должно быть наказание.По-английски<br />
Все врачебные ошибки имеют какие–то причины. Есть ошибки, которые связаны с недостаточным укомплектованием аппаратуры, а есть ошибки по халатности, но за любую из них должно быть наказание.
<br />
Все врачебные ошибки имеют какие–то причины. Есть ошибки, которые связаны с недостаточным укомплектованием аппаратуры, а есть ошибки по халатности, но за любую из них должно быть наказание.
<br />
Все врачебные ошибки имеют какие–то причины. Есть ошибки, которые связаны с недостаточным укомплектованием аппаратуры, а есть ошибки по халатности, но за любую из них должно быть наказание.
Дорога к храму
Жизнь в Церкви
Семья
Детский вопрос
Святые и подвижники
Милосердие
Наука и вера
Работа и профессия
Далеко
Миссия
Рядом с чудом
Cовременники
Рецепты блюд
Читаем
По - немногу обо всем
Праздники
Паломничества

Помогите построить храм!
Интересно:
Google
Web www.priestt.com
Рекомендуем посетить:

 
<br />
Все врачебные ошибки имеют какие–то причины. Есть ошибки, которые связаны с недостаточным укомплектованием аппаратуры, а есть ошибки по халатности, но за любую из них должно быть наказание.
Стратегический хирург России


Храм во имя святой великомученицы Елизаветы Феодоровны, Великой княгини, расположен на территории 25-го Центрального военного   клинического госпиталя в Одинцово. Накануне праздника, дня РВСН, я встретилась с главным хирургом Ракетных войск стратегического назначения, Заслуженным врачом России, полковником медицинской службы, замечательным человеком Ютаниным Сергеем Николаевичем.

«Самая дорогая награда – это моя любимая семья»

- Сергей Николаевич, Вы главный хирург Ракетных войск стратегического назначения, войск секретных, наверное поэтому   я нигде не нашла о Вас никакой информации. Давайте нашу беседу начнем с вопроса: где и когда Вы родились?

 
- Родился я в 1952 году, в городе Кондрово Калужской области. Это было место, куда после окончания Института иностранных языков в   городе Горьком (теперь Нижний Новгород) был направлен работать мой отец. Там он проработал около года, за этот период родился я и через несколько месяцев мы перебрались в город Богородск Нижегородской области. Там я рос, там прошли мои школьные годы. Поэтому, когда меня спрашивают о том, где я родился, то у меня возникает двоякое впечатление. Родился я в Кондрово, а родиной считаю Богородск. Папа всю жизнь проработал учителем, был завучем, потом директором школы. Мама закончила в Богородске фельдшерско-акушерское училище, сначала работала фельдшером, потом медсестрой и на пенсию уже уходила с должности фельдшера – лаборанта.

- Какие картинки из детства остались в Вашей памяти?

- Родители и бабушка с дедушкой относились ко мне с братом по- доброму. Хотя они и были заняты по работе и домашние дела были, но нам всегда уделялось внимание. На первом месте была учеба, много времени уделялось спорту, было время и на Оке порыбачить, сварить уху, картошечку испечь. За грибами ходили. Это было полезно и познавательно для нас с братом и для родителей было отдохновением от работы. У нас была неплохая библиотека и родителями предлагалось и, порой, заставлялось, что надо почитать. Мы получили   хорошее воспитание.

- Кем работает Ваша жена?

- Она закончила химико-фармацевтический институт в Ленинграде. Работала провизором. Сейчас на пенсии, занимается внучкой. Я часто консультируюсь у нее по поводу тех или иных препаратов, новинок фармацевтики.

- Как Вы с ней познакомились?

- Это было третье ноября семьдесят третьего   года, я тогда учился в Ленинграде на четвертом курсе. У меня был день рождения, мы с друзьями выпили бутылочку вина, и пошли на танцы в «химфарм». Получилось так, что меня пропустили, а мои друзья не успели пройти. Вышел декан и сказал, что народу и так полно и никого больше не пустят. Друзьям пришлось идти в пединститут на танцы, а я остался. Смотрю, сидит девушка в красной кофточке. Пригласил на один танец, другой. Потом пошел провожать. Так мы стали встречаться, а в июле следующего года мы поженились. У нас двое детей, дочь и сын. А еще любимая внучка.

- А Вы так же старались уделять своим детям внимание, как и Ваши родители Вам?

- Когда жили в закрытых военных городках, мы им много внимания уделяли. На лыжах вместе катались, на природе много были. Меня отец к рукоделию приучил. Я могу и плотничать, и слесарничать, и столярничать, и кирпич класть. Много чего могу своими руками сделать, а вот своему сыну я этого не привил. Другая эра пришла: лучше нанять кого – то, чем делать своими руками.

Профессия – военный врач

- Почему Вы выбрали именно эту профессию?

- В школе я больше увлекался математикой, физикой, химией. У меня было такое ощущение, что я буду учиться в политехническом институте. Но, в тоже время, привлекала и профессия врача. Врачевать начал в пятом классе, однажды, курице лапу переломанную вылечил. Отец посоветовал мне поступать в Ленинградскую Военно-медицинскую академию им. Кирова. Он аргументировал это тем, что это знаменитое медицинское учреждение, расположено в самом центре Ленинграда. На вопрос: почему так далеко от дома, он отвечал, что, так я буду сам развиваться, у меня будет больше самостоятельности. Вот так он навел меня на этот путь. Ведь молодому человеку всегда сложно определиться с профессией.

- Какие качества характера Вы приобрели в этой профессии?

- Меня научили, и я стараюсь передавать младшим коллегам, что одной из главных черт врача должно быть милосердие.

- Куда Вас направили после академии?

- После окончания академии меня направили по распределению на Южный Урал, в военный городок Карталы на должность старшего врача поликлиники, но, так как на эту должность у командования были свои выдвиженцы, то я решил вплотную заняться хирургией. Интернатуру по хирургии закончил на полигоне Байконур. Потом работал ординатором военного госпиталя в Пермской области, где получил хорошую практику, а затем, после усовершенствования в 25-м Центральном военном клиническом госпитале в Одинцово, мне предложили должность ординатора. Через месяц я получил назначение в Одинцово и с тех пор работаю здесь. С 1983 года прошел все хирургические должности от ординатора торакального отделения до главного хирурга РВСН.

- Кого Вы считаете своим главным учителем?

- Сказать, что у меня есть один учитель, будет неправильно. Как и многие, я всегда стараюсь взять от каждого человека, встречающегося на моем жизненном пути, что – то хорошее, важное, научиться чему – то. Работая ординатором, я многому учился у своих старших товарищей. Это Валерий Гаврилович Вагин и Юрий Сергеевич Жуков. Они помогали мне освоить специальность хирурга, понять все тонкости этой работы. В Одинцовском госпитале примером во всем для меня были такие люди, как Народный врач СССР, известный хирург Федун Арнольд Антонович, а также мой начальник отделения - Халилов Абу Закиевич. И вот вчера мы ходили поздравлять с восьмидесятилетием Ольгу Андреевну Юдаеву, первоклассного хирурга и замечательную женщину. Этих людей я считаю своими   учителями.

- Сергей Николаевич, Вы помните свою первую операцию?

- Конечно, помню. Это был четвертый курс. Поступил пациент с аппендицитом и наш преподаватель, Стукалов Владимир Владимирович, дал мне возможность быть оперирующим хирургом, а сам стоял рядом, придавая мне уверенности.

- Сколько всего операций на Вашем счету?

- Давайте посчитаем. Ежегодно приходится выполнять около ста операций (это те, которые фиксируются). За тридцать лет хирургической практики получается около трех тысяч операций.

- Продолжаете ли Вы волноваться перед операцией?

- Каждый человек волнуется перед выполнением любой работы. Перед операцией я и мои коллеги, которые меня учили и те, которых теперь учу я, открываем книжку, все просматриваем, прокручиваем в голове всю предстоящую операцию. Мы делаем это не от того, что чего – то не знаем, можем уже на «автомате» все делать, это необходимо для определенного настроя. А волнение всегда существует, для этого   медиаторы страха и выделяются.

- Вы всегда знакомитесь до операции с человеком, кому эта операция предстоит? Вам важно знать, кого Вы оперируете?

- Я работал в отделении грудной хирургии, где реже поступают пациенты в коме, без сознания. Это в травматологии, нейрохирургии есть такие случаи. Обязательно с каждым пациентом общаюсь до операции, и так получается, что практически со всеми контакт нахожу. После этого человек уже с положительным настроем идет на операцию.

- Заядлые рыбаки часто хвастаются: «Я во-о-о-т такую рыбу поймал!». И каждый хирург, наверно, имеет в арсенале историю, которая может начинаться, к примеру, так: «Вот у меня был пациент!». У Вас есть такая история?

- Когда собираются в компании врачи, то меньше всего бывает разговоров о лечении пациентов. Когда же врач попадает в компанию, где люди не имеют никакого отношения к медицине, то тут начинаются все разговоры о лечении, о болезнях. В такой компании эти байки очень хорошо распространены, но я в таких разговорах стараюсь не участвовать.

- Были ли в Вашей практике случаи чудесного исцеления, когда, как врач Вы знали, что человек должен был умереть?

- Это было в первый год работы в Бершети. Поступил прапорщик с тяжелой травмой живота суточной давности. Помощников хирургов нет, оперировал с окулистом. Когда открыли живот, там оказался гнойный перитонит. Первая мысль была, что я его не вытяну. Был у нас очень хороший анестезиолог-реаниматолог Борис Александрович Хлебников, очень умный, эрудированный, классный специалист. Вот вместе с ним и окулистом сделали немножко нетипичную операцию. Больной поправился. После этого лет пять на праздники присылал мне открытки, потом пропал с поля зрения.

Был пациент, которого я оперировал в восемьдесят пятом году. У него была большая опухоль и   когда его супруга спросила, сколько ему осталось жить, то сказал, что месяца три-четыре. А он, слава Богу, до сих пор живет! Когда я его увидел по телевизору года три назад в передаче «Поле чудес», я, мягко говоря, широко открыл глаза. Каждый раз, когда встречаешь таких пациентов, то прибавляется радость в нашу жизнь.

- Сергей Николаевич, какие у Вас есть награды, и какая награда для Вас самая дорогая?

Я считаю, что если человека награждают, то награждают за дело. Все награды, начиная со школьных похвальных листов, должны оставлять определенный след в душе человека, ведь это   достигнуто его трудом. Когда надеваю парадный мундир с наградами, то испытываю чувство гордости. У меня есть орден «За службу Родине» третьей степени, медали, почетные знаки. Была благодарственная грамота от президента Путина В.В.. Три года назад получил звание Заслуженного врача Российской Федерации. А самая дорогая награда – это моя любимая семья.

Погоны делают человека более ответственным

- Военные врачи отличаются от гражданских?

- В мирной обстановке мы ничем от гражданских врачей не отличаемся. Только тем, что форму носим. Правда, сейчас многие форму постоянно не носят. Был период в нашей стране, когда военнослужащим рекомендовали в форме вне службы не появляться. Период прошел, но многие так ее и не   носят, одевают уже на работе. Но ведь это не униформа, для врача униформой является халат. Я считаю, что это плохо, неправильно.

- Многие военные врачи могут скоро лишиться погон. Что Вы об этом думаете?

- Пока это все на уровне слухов, давайте дождемся конкретных директив. Начальству виднее   и я надеюсь, что оно все очень хорошо обдумало, прежде чем принимать такое решение.   В армии военные врачи были, есть и, надеюсь, что будут. Когда человек в погонах, он всегда более ответственно подходит к выполнению тех или иных задач.

- Недавно я прочитала, что военная медицина в пять раз беднее, чем гражданская.   

- Центральные военные медицинские учреждения оснащены не хуже, чем гражданские, а вот за врачей дальних гарнизонов обидно. Грешно говорить, что там совсем ничего нет, в последние годы по–тихоньку обеспечение идет. Но, конечно, средств не хватает. Опять же, если поставить хороший аппарат в помещение, где течет крыша, то толку и от хорошей аппаратуры будет мало.

- Сергей Николаевич, каково Ваше отношение к термину «врачебная ошибка»?

- Ошибка человека любой профессии может привести к травмам души и тела. От ошибок дрессировщика животных может пострадать он сам и те люди, которые смотрят на его работу. От ошибки слесаря, если, допустим, прорвало трубу с горячей водой, тоже могут пострадать люди. Все врачебные ошибки имеют какие–то причины. Есть ошибки, которые связаны с недостаточным укомплектованием аппаратуры, а есть ошибки по халатности, но за любую из них должно быть наказание.

Начиная операцию, мы говорим: « С Богом!».

- Вы верующий человек?

-
Я крещеный (улыбается). Крестился я в девяносто пятом году, в день памяти моего святого, преподобного Сергия Радонежского. В течении трех лет меня убеждала это сделать одна из наших санитарочек. Она говорила, что по тому, как я настроен, как больных настраиваю на лечение, видно, что вера то у меня существует.

Раньше приобщали к вере человека с младенчества. Наше поколение было воспитано в эпоху материализма и атеизма. Поэтому, когда я вижу крестящихся и молящихся людей нашего поколения, то кому – то верю, а на кого – то смотрю и думаю: «Вот поменяется обстановка, как ты будешь себя вести дальше?». Конечно, у каждого свой путь к Богу, к вере. И свой срок. Моя мама крестилась после смерти отца. У меня был один хороший друг, на много младше меня. Так случилось, что я его оперировал, после чего мы с ним сдружились. Он бывал у нас дома и на даче чаще, чем наши дети. Помогал нам   с женой во всем. И когда он решил покреститься, то попросил, чтобы я был его крестным. Так мы породнились, для нас с женой он был, как сын. Говорю «был», потому что тринадцатого декабря два года, как он погиб. Шел с работы вечером, на пешеходном переходе его сбил автомобиль. Насмерть, сразу.

Сказать, что после крещения я стал истинно верующим человеком, я не могу. Но, начиная какое – то дело, операцию, мы говорим: «С Богом!».

- Мужчины не плачут, мужчины огорчаются. Вы плакали когда-нибудь?

- Я так считаю, что если у кого-то есть ружье, то оно должно стрелять. Если у человека есть слезные канальца, то могут бежать и слезы. Мы видим плачущих мужчин. Это жизнь. А с возрастом человек становится сентиментальным, более слезливым. В некоторых ситуациях может и хотелось бы поплакать, но сдерживаешь себя. Плакать могут все. Когда показывали по телевидению церемонию отпевания Святейшего Патриарха, то во время прощания один из священников рыдал. Хотя это священник и знает, что душа почившего Патриарха с Богом, но ему было больно. Я разделяю чувства этого священника, потому что сам очень хорошо относился к Святейшему Патриарху. Это был человек удивительно чистый и глубоко порядочный.

Можно быть человеком, у которого «семь пядей во лбу», но если ты при этом один, то, что это за жизнь?

- Врач чаще других сталкивается со смертью. Вы привыкли к смерти?

- Я бы не сказал, что хирурги чаще других сталкиваются со смертью. Скорее это относится к реаниматологам.

Переживаешь всегда. Особенно, если умирает твой пациент. Каждый случай смерти – это травма для человека. Она заставляет оглянуться назад, подумать о том, что это может случиться с каждым.

- Вы хирург, запросто режете людей, значит, крови точно не боитесь. Есть что-то, чего Вы действительно боитесь?

- Запомните, хирург людей не режет, он их оперирует. А страшно всегда за то, чего можешь лишиться. Страшно терять близких, страшны болезни, страшно потерять то, что своими руками сделано. (задумался) Высоты боюсь. Мне снятся сны, в которых я забираюсь на гору, при этом появляется ощущение: как бы ни упасть. Может это вещие сны, мол, не забирайся высоко, а то падать будет больно? (смеется)



2008-12-17 09:57:00


Источник: http://www.pravmir.ru/


<br />
Все врачебные ошибки имеют какие–то причины. Есть ошибки, которые связаны с недостаточным укомплектованием аппаратуры, а есть ошибки по халатности, но за любую из них должно быть наказание. Статьи. Новое в данном разделе.
Как следует воспитывать ребенка, чтобы он вырос добрым и заботливымКак следует воспитывать ребенка, чтобы он вырос добрым и заботливым
Книги Симеона Афонского. Библия в современных притчах.Книги Симеона Афонского. Библия в современных притчах.
Ораниенбаум и его дворцыОраниенбаум и его дворцы
Путешествие в НикосиюПутешествие в Никосию
Как укрепить душу во время поста?Как укрепить душу во время поста?
История Казанской иконыИстория Казанской иконы
православные cтатьи,христианство,литература,искусство,религия,православный журнал,литературный журнал,православие культура  Христианская символика: Ихтус
православные cтатьи,христианство,литература,искусство,религия,православный журнал,литературный журнал,православие культура  Пасхальные традиции
Пещерный город Чуфут-КалеПещерный город Чуфут-Кале
Что подарить ребенку на день святого Николая?Что подарить ребенку на день святого Николая?
Немного о Виннице, соборная площадьНемного о Виннице, соборная площадь
Рождественский пост: что можно и чего нельзя?Рождественский пост: что можно и чего нельзя?
Исаакиевский собор - музей для душиИсаакиевский собор - музей для души
Паломничество на АфонПаломничество на Афон
Англия. Холм святого МихаилаАнглия. Холм святого Михаила
Стамбул - столица двух культурСтамбул - столица двух культур
Неуловимая Босния и ГерцеговинаНеуловимая Босния и Герцеговина
Болгарский город НесебырБолгарский город Несебыр
Замок Буда в ВенгрииЗамок Буда в Венгрии
Интересно о СтамбулеИнтересно о Стамбуле

Домой написать нам
Дизайн и программирование
N-Studio
Причал: Христианское творчество, психологи Любая перепечатка возможна только при выполнении условий. Несанкционированное использование материалов запрещено. Все права защищены
© 2019 Причал
Наши спонсоры: